Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Меж двух перевалов

     Накануне вечером мы предложили нашим новым соседям прогулку от Ангарского перевала к Северной Демерджи, и предупредили, что выйти из дома надо бы не позднее 8 утра. Вечером им хотелось отоспаться, а наутро выяснилось, что у нас всё-таки будут попутчики, но надо чуть подождать — пообщаться во дворике с черепахами. Но недолго — в 8:15 мы отправились на троллейбусную остановку. Начинался тёплый осенний день, светило солнышко. Мы успели аккурат к троллейбусу — и отправились на Ангарский перевал…

     От остановки мы начали подъём по такой знакомой дороге — которая здесь больше похоже на красивую прямую аллею — через волшебный, так любимый нами буковый лес. Правда, к некоторой нашей досаде, солнышко спряталось за тучи, и лес сделался пасмурным. Пришлось даже накинуть ветровки. И крокусы, такие чувствительные к солнечным лучам, не распускались, стояли фиолетовыми стрелками. Лес, вопреки нашим ожиданиям, оказался зелёным, не пожелтевшим. Но всё равно здесь было очень красиво. Но не фотогенично. Хотели показать новым знакомцам вид на Ангар-Бурун со смотровой полянки, но увидели лишь облака…
     Мы неспешно шагали, беседуя, до самого Сторожевого Бука. Этот «древень» на развилке поверг Ярослава в полный восторг. Он как Маугли вскарабкался на дерево — изнутри через дупло, мы только ахнули от его ловкости и скорости. Высовывал голову через все отверстия в изрешеченном, причудливом буковом стволе, и всячески выражал своё самое непосредственное восхищение. Он натурально влюбился в это дерево с первого взгляда — и Лена даже пошутила, что Бук тоже к нему благосклонен. Он будто бы позволял ему карабкаться, специально выращивая какие-то выступы и ступенечки под мальчишеские цепкие руки и ноги… Ярослав подтвердил, что всё и впрямь было исключительно удобно, как будто действительно создано для него.
     Ярослав с явным сожалением уходил от Бука. И потом всю дорогу он нет-нет да и вспоминал его. А дальше наша неспешная прогулка сменила формат на чуть более экстремальный. Изначально планировалось, что Лена пойдёт одна через Эльх-Кая и Пакхал-Кая — к выбранной заранее локации для живописи. А Андрей с нашими новыми знакомыми отправится нижней дорогой. Но когда мы дошли до Бука, вдруг выглянуло солнышко, на которое мы уже и не рассчитывали. Погода чудесным образом начинала налаживаться, и Андрей решил, что он всё-таки получит возможность наснимать интересных кадров на его любимой нижней тропе, под скальной стеночкой Кудрявой Марьи — с буками, с огромными камнями, с листвой и крокусами. А для этого ему необходимо было уединение — в компании за разговорами на созерцательный лад не настроишься. И поэтому планы быстренько поменялись, и наши новые товарищи вместо променада по широкой удобной грунтовке были обречены отправиться вместе с Леной по горным тропам верхней дороги.
     И пока Андрей наслаждался игрой солнца на камнях и цветах, Лена поволокла народ вверх, вверх и вверх — на Кудрявую Марью. И в общем и целом мы очень славно прогулялись по этой чудной дорожке. Действительно светило солнышко, кое-где открывались виды, а там, где их не было, лес всё равно был прекрасен.
     Лена даже на удивление ухитрилась ни разу не сбиться с дороги, и провела свою нежданную экскурсию безошибочно. Тропа в этот раз показалась более-менее щадящей, так что все прошли по ней без потерь. Только однажды Ярослав, на радостях вспрыгнув на очередной бук на своём пути, немного попал впросак, невзирая на свою фантастическую ловкость. Он всю дорогу говорил о том, как он любит эти буки — открытие этого дня! — но самый лучший и самый любимый всё равно был тот самый первый сторожевой великан. Тем не менее, он залезал на все попадающиеся ему по дороге крупные деревья, и в конце концов на одном из них застрял. Долго и с удовольствием лазил поверху, по периметру толстенного ствола, украшенного многочисленными обломанными ветвями-руками. А потом выяснилось, что он не знает как спуститься. И некоторое время, а заодно и определённое волнение, были потрачены Татьяной, его мамой, чтобы снять его с дерева.
     По дороге, кстати, выяснилось, что Ярослав, так же как и Лена, очень любит собирать камешки, что у него уже собралась небольшая коллекция с этой поездки, также он любит собирать шишки и прочие артефакты с поездки в Крым. У него дома имеется уже целая коллекция всяческих интересностей, привезённых из странствий. Он обожает горы, он обожает деревья, он обожает рассматривать камни, так что в целом Ярослав оказался более чем своим парнем, и Лена немедленно прониклась к нему глубокой симпатией.
     Ярослав скакал по склонам вверх-вниз так, что смотреть на него было страшно — но, слава Богу, всё обошлось. Дамы шли немного медленнее, но тем не менее постепенно и плавно преодолели Кудрявую Марью, и вскоре вышли на перешеечек между Эльх-Кая и Лысым Иваном (Пахкал-Кая), который всем страшно понравился. Тем более что Лена, помня о прошлогодней своей навигационной ошибке, на сей раз безошибочно вывела свою маленькую группу щадящей тропкой, не ныряя в глубокий и крутой овраг.
     Лысый Иван сиял своими голыми склонами в лучах солнца, и был очень красив, украшенный пояском из жёлто-оранжевых деревьев на склоне. А внизу простиралось пушистое море из древесных шапок, которые ещё не успели пожелтеть, и были зелёными — только кое-где изысканно светились бордово-лиловыми отсветами-облачками купы безлистных крон.
     А над Чатыр-Дагом собиралась облачность, которая покрывала вершины гор синим покрывалом, и на фоне голубого неба это тоже смотрелось безумно красиво. В общем, прогулкой все были очень довольны. Ярослав на радостях даже пошёл было тропой напрямки к могучей стене Лысого Ивана, но своевременно был Леной остановлен — карабки на гору пока что в планы не входили, а нормальная тропка ведёт траверсом по лесистому склону.
     Вскоре компания выбралась к перевалу Фуна (он же МАН). Здесь оказалось очень ветрено, но солнце, освещавшее этот огромный простор — развилку множетва тропок и дорог — делало пейзаж просто волшебным. Отсюда Лена показала как могла возможные направления движения, благо тут маршрутов на любой вкус. А сама отправилась искать свою точку, выбранную для живописи. Соседи же наши начали подъём по указанной Леной самой крутой и короткой тропе — в лоб на Северную Демирджи.
     А Лена, придя в лесок севернее перевала, о котором мечтала с прошлого года, вдруг поняла, что опасения её оправдались, и что дневной свет и вечерний свет — это абсолютно разные вещи. То, что было прекрасно вечером, сейчас оказалось тёмным и довольно скучным. Поэтому, потоптавшись немного, Лена развернулась и снова вышла на перевал, справедливо рассудив, что так будет проще для всех. И пришедшему Андрею будет проще её найти, да и соседям нашим, хоть мы и обменялись телефонами, тем не менее здесь будет прекрасно её видно. В итоге Лена встала на этой «точке сборки» и принялась писать вполне устроивший её симпатичный пейзажик со скалами Самар-Кая и украшенным осенними деревьям запалными склонами Демирджи-яйлы.
     Бешеный ветер на перевале Фуна каким-то образом пощадил Лену. Дело в том, что встав в определённое место на краешке тропы, у кустов над обрывом, она вдруг обнаружила, что именно в этом месте ветер по каким-то мистическим причинам не дует. Ну, или почти не дует. И Лена провела здесь довольно много времени, пытаясь запечатлеть понравившийся пейзаж. Ветер её абсолютно не тревожил. Он завывал вокруг, а проходящие мимо люди удивлялись, каким образом ей удаётся стоять и писать на таком ветру…
     Всё это время Андрей не спеша брёл к перевалу по нижней дороге в поисках новых ракурсов, не брезгуя впрочем и уже опробованными — свет, погода, настроение всегда же разные! Находить и узнавать знакомые по прежним снимкам буки оказалось тоже увлекательным занятием — например, памятные туманные сюжеты в солнечный день оказались абсолютно непримечательными и даже незаметными. Впрочем, грех обижаться на солнышко — с ним эта дорога обретает другие краски. Радуют огоньки поднявших наконец головы крокусов, ещё не очень яркий, но уже вполне осенний листопадный ковёр под ногами, игра бликов на камнях, листьях и светлых стволах фигуристых и загибистых буков. Андрей совсем не скучал в одиночестве, наоборот, незадолго до перевала всё равно заглянул к родничку — очень уж уютно там посидеть. В общем, не столько результативная, сколько медитативная прогулка получилась.
     Андрей очень удивился, что Лена устроилась писать на самом перевале, название которого переводится, как «дымящийся» — вечно тут ветер и облака летают! Ветер и правда был, да такой, что заняться наиболее подходящим такому тёплому и солнечному дню котьем занятием — валяться и нюхать цветочки — было совершенно невозможно. Хотя неподалёку от Лены действительно располагалась замечательная полянка — сплошь в сиреневых шафранах, но Лена увидела её несколько позже, когда закончила свою живопись.
     Андрей отправился гулять по окрестностям — исследовать найденный в прошлом году красивый, но довольно тёмный, глухой и оттого мрачный овраг к северу от перевала. А потом, поднявшись к подножию Пахкал-Кая, нашел симпатичный скальный гребень напротив Самар-Кая, где умудрился плутануть в непроглядном тумане десять лет назад…
     Лена тем временем продолжила свои живописные изыскания. Время утекало незаметно, и вот уже Андрей вернулся, и обратил Ленино внимание, что соседи наши спускаются по тропочке с Северной Демирджи, и совсем скоро будут на перевале. На небо между тем принялись налетать облачка, и свет начал временами перемежаться тенью. И Лена подумала о том, что пора завершать пленэр, поскольку состояние вокруг начинает меняться.
     Андрей же пошёл встречать наших попутчиков, и вскоре они, закончив спуск, подошли к Лене. А сам Андрей ушёл по дороге вверх — как выяснилось, искать дорогу к ещё одной местной достопримечательности — пещере МАН, расположенной напротив Лысого Ивана в скалах Северной Демирджи. Пещера получила название в честь Малой Академии Наук (организация, объединяющая увлеченных наукой школьников Крыма), члены которой активно помогали археологам проводить здесь раскопки. Пещера знаменита своими археологическими находками, среди которых кости пещерных медведей, фрагменты древней посуды, наскальные рисунки. У тропинки к ней есть даже стенд со схемой пещеры — и конечно, очень любопытно сунуть туда нос, но в одиночку Андрей не рискнул — тропа по траверсу крутого склона показалась очень неприятной для травмированной ноги, так что, оставив пещеру на будущее, Андрей отправился торопить Лену заканчивать сегодняшний пленэр.
     Лена к тому времени и сама понемногу начала собирать свои вещи. Вскоре она упаковалась, и уже вместе они отправились вверх по дорожке, ведущей на Пахкал-Кая. Соседи тем временем осуществили восхождение на её вершину. К этому времени небо начало уже всерьёз затягивать облаками. А Лена с Андреем пошли искать место для того чтобы перекусить. Андрей показал Лене прекрасную полянку с шафранами — и повёл её на другую полянку в соснах, которая была безветренной и очень удобной для пикника. Но, к сожалению, полянка оказалась занята большой группой туристов, которые, по всей видимости, преодолели очень долгий путь, и в пути очень утомились — поскольку попадали кто где стоял. Некоторые лежали прямо поперёк дороги, причём лицом вниз…
     И тогда Андрей повёл Лену ещё выше, к найденной сегодня полянке в начале скального «языка», куда он чуть не увёл друзей когда-то давным-давно, заблудившись в тумане.
     Правда, на этой полянке тоже изрядно дуло, но при этом было очень красиво. Выглянувшее солнышко нарядно расцветило жёлтым светом и камни на полянке, и раскидистые деревья сбоку от неё — так что мы присели на камешек, и стали наблюдать наших Татьян и Ярослава, которые ходили по вершине Лысого Ивана, с тем чтобы не пропустить их спуска — возвращаться домой, конечно, лучше вместе.
     Так в конце концов и получилось. Мы быстренько поели, побежали навстречу попутчикам, помахали им руками — и, встретившись, отправились вниз. Татьяны хотели присесть и перекусить, но Андрей пообещал более удобную стоянку минут через пятнадцать ходу — возле родничка. Когда мы спускались к перевалу Фуна, по небу бежали великолепные облака, которые становились понемногу тучами. Они были потрясающего сине-опалового цвета, и загораживали понемногу сияющие склоны Северной Демирджи. Это было безумно красиво. Но мы уже так спешили вниз, вниз и вниз, что даже не доставали фотоаппараты. И вот мы уже галопом спускается по знакомой каждым кустиком грунтовке…
     Вскоре мы добрались до родничка, тропка к которому была обозначена привязанным к ветке бело-красным лоскутком. Родничок очень слабенько — но работал. Собственно, этот факт уже был разведан Андреем по дороге сюда. Здесь мы устроили небольшой привал, ещё раз пожевали, выпили воды, умылись — и отправились дальше.
     Дальше мы гуляли, беседовали, восхищались буками, любовались дремучей темнотой этого пространства под боком Кудрявой Марьи — скрытого вечной тенью, покрытого рыжей листвой с бело-зеленоватыми стволами буков, могучих и прекрасных. В общем, этот мир был волшебным, зачарованным, великолепным, все восторгались, разглядывая буки, чудесные сказочные создания, как будто готовые вот-вот оторвать корни от земли и шагнуть навстречу нам. Или в сторону — кому как больше понравится.
     Мы объяснили нашим соседям, что на этом спуске нужно следовать правилу правой руки. Как только появится развилка — всегда нужно поворачивать вправо. Благодаря этому мы вскоре прошли Кудрявую Марью — и вовремя свернули, поднимаясь немного вверх. И потом ещё раз свернули направо, потому что Ярослав очень тосковал по крепко запавшему ему в душу Сторожевому Буку. Он всё время говорил о том, как этот великан прекрасен — и, к его радости, мы в конце концов к этому же буку и вышли. И Ярослав ещё раз на него радостно взлез.
     Ну, а потом была неспешная дорога вниз под шуршание листвы, под разговоры. Мы понемножечку спускались и спускались. Потом дошли до памятника строителям дороги, Лена сунула нос в кэш. Мы рассказали Татьянам и Ярославу, что такое геокэшинг. И вот уже, незаметно для всех, впереди показалась дорога, и даже промелькнул троллейбус. И стало немного жаль, что эта дорога заканчивается. Но с другой стороны — мы вышли вовремя. Наступил вечер, и мы спустились засветло, аккурат перед закатом.
     И была дорога назад, когда к окошкам троллейбуса постепенно подкрадывались сумерки… В Алуште мы все вместе дошли до маленького рынка у входа в «ПУД» — местный крымский супермаркет. Мы планировали поход в магазин, а наши попутчики — по овощным развальчикам. Мы распрощались у дверей — совсем ненадолго. Вечером, когда окончательно стемнело, мы снова встретились в нашем уютном дворике, за столом под японским плафоном и синими фонариками. И снова был ужин, и неспешная застольная беседа. Больше мы никуда не путешествовали вместе — но каждый вечер, до самого нашего отъезда из Алушты, всё так же собирались вместе за ужином, болтали, пили вино и чай, делились впечатлениями от проведённых дней. Спасибо судьбе за это знакомство — оно так украсило и оживило тёплые осенние вечера наших Алуштинских каникул!


6 октября 2020 г.
19906 шагов, 16,3 км


 
Tags: Демирджи, Крым, Шестой месяц лета, горы
Subscribe

Posts from This Journal “Шестой месяц лета” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment