Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Свидание с Ялтой

     Этот день мы решили посвятить ностальгической прогулке по Ялте. «Город счастья» когда-то давным-давно, ещё в прошлом веке, не сразу пришёлся нам по вкусу. Тогда он показался нам жарким, толкучим и шумным — но потом, приезжая сюда раз за разом, мы узнавали его ближе, и понемногу полюбили его своеобразную ауру, его сложный рельеф и неоднозначный микс лощёного гламура и неухоженной трущобности… Мы почувствовали волшебство, скрытое в старых улицах, в крышах и подъездах ветшающих, но всё ещё хранящих отблеск былого изыска прекрасных зданий, сказку ещё не до конца задавленных безвкусными коробками-новостройками частных квартальчиков… Наверное, в наших отношениях с Ялтой происходило потихоньку примерно то же самое, что происходит с «ништяками», найденными в геокэшерских тайничках. Пластмассовые безделицы, игрушки или магнитики-сувернирки, завалявшиеся в чьём-то кармане и оставленные в конце концов в кэше, обретают особый смысл, когда помнишь день, в который был найден тайничок, заповедное место, романтику путешествия. И вот уже в твоей руке не просто пластиковая игрушка — она несёт на себе ауру дорогого сердцу воспоминания, она теперь символ одного из самый ярких дней в жизни, памятного места, любимой горы… Наверное, жители этих квартальчиков не всегда рады их обшарпанности и запаху старины, но мы, столько раз гулявшие здесь в поисках загадок, романтики, ракурсов — и находившие их! — теперь навсегда очарованы. Вечерний свет фонарей, или свет заходящего солнца, или утренняя прохладная дымка — мы помним Ялтинские домики и улицы в этих волшебных состояниях, и мы придумали себе тайну, Путешествие, иной мир… А через него можно двигаться и двигаться, разгадывая всё новые повороты, пока дорога не выведет тебя к сиянию нарядной набережной, где белоснежные колонны и статуи кариатид, и великолепное море, и чудный вид на горный амфитеатр… В общем, Ялта и впрямь сделалась для нас городом счастья. И сегодня мы ехали ещё разок погрузиться в этот мир воспоминаний и послевкусья, а заодно — если повезёт — и продегустировать каких-нибудь новеньких впечатлений!

     Неспешный крымский троллейбус катил нас по знакомой трассе, за окнами мелькали виды из клипа «Ундервуда»… Вот вам и новая ассоциация, следом за «Ассой»! «И мы с тобою, как в «Ассе», стоим на Ялтинской трассе…» У музыкантов получилась песня, которая сама собой возникает, стоит приблизиться к Ялте. Совсем как песни Розенбаума, если ты в Питере… И вот уже Массандра — а не выйти ли нам тут? И вниз, по Свердлова, старым милым сердцу путём!
     Денёк стоял чудесный, солнечный, мы тут же нырнули в прохладную тень дворов и сократов. Лена достала мобильник и принялась на ходу делиться впечатлениями с диктофоном. Почему нет? Гуляй себе да наговаривай! Мы шагали вниз — сначала лесенками, очень длинным коридором среди деревьев и кустов. И конечно, множество представителей семейства кошачьих постоянно радовали нас встречами на этом спуске. Разномастные, разношерстные, симпатичные и не очень, они сидели на лестнице, или лежали в траве, или крались насторожённо по кустам — и очень украшали нашу прогулку. Срезав довольно большую петлю улицы, огибавшей скучный многоэтажный микрорайон, мы вынырнули из дворов на залитый праздничным солнцем тротуар — здесь среди современных домов уже стали попадаться старые симпатичные домики, и, главное, открылся вид на великолепный ялтинский горный амфитеатр. В солнечном свете он был прекрасен. Лена тащила с собой свои художественные пожитки и купальные принадлежности. Денёк обещал быть замечательным.
     В Ялте на улице Свердлова сохранились весьма любопытные старинные особняки. Разной степени сохранности. Зависит от хозяина — кто как содержал. Потому как городским властям Ялты, мы давно убедились, до исторических зданий интереса нет (разве что место под новую высотку расчистить). Столько бесхозной красоты в центре разрушается… А здесь она в основном спрятана за бесконечным забором санатория Минобороны. Ныне заброшенного, а потому что-то теперь можно посмотреть. Первым нам встретился дом архитектора Оскара Эмильевича Вегенера, который участвовал в проектировке знаменитого Массандровского дворца. Есть упоминания, что фигуры на крыше особняка привезены из дворца — те, что не вписались в его проект.
     Фасад дома сохранил изначально задуманные архитектором детали — и проём в виде замочной скважины, и колбы в стене, и масонский знак на балконе — с циркулем и линейкой. Возможно, тут даже проходили тайные собрания.
     Сейчас все квартиры дома давно приватизированы, внутри у всех современный ремонт, от прежней обстановки ничего не осталось. С другой стороны особняка видны пристройки, облезает штукатурка. Состояние, к сожалению, плачевное… Сами мы не снимали, но в интернете попалось несколько фотографий.
     
     Следующий необычный особняк, который теперь можно увидеть на территории заброшенного санатория — так называемый «Дом с аркой» или дача княгини Барятинской из знаменитого и очень ветвистого княжеского рода, древо которого сплеталось и с Романовыми.
     Особняк носит название «Уч-Чам» (Три сосны). Он построен в середине 1890-х годов в неороманском стиле с использованием элементов модерна и широким применением типичных для южной архитектуры балконов и террас. Из Финляндии были завезены два парохода серого финского гранита. Строительство осуществлялось по проекту петербургского архитектора Ф.Б.Нагеля. А руководство работами предположительно осуществлял уже знакомый нам про предыдущему особняку архитектор О.Э.Вегенер, построивший также гостиницу «Метрополь» в Ялте, дворец графа А.А.Мордвинова (спрятавшийся за ещё одним забором в глубине санатория), дом для княгини Н.А.Барятинской и т. д.
     Усадьба Уч-Чам состоит из дворца и флигеля, соединенных аркой, открывающей въезд во внутренний двор, и большого, купленного у графа Мордвинова, парка с беседками, фонтаном, балюстрадами.
     Здание принадлежало княгине до 1918 года. Ялтинский особняк княгини после национализации использовался для нужд военных санаториев. В 1951 году здание было восстановлено и реконструировано. Арка была перестроена, над ней надстроили жилые комнаты. В первоначальном виде сохранился лишь карниз…
     Мария Владимировна Барятинская была хорошо известна ялтинцам своей благотворительной и общественной деятельностью, всю себя она посвящала помощи больным и нуждающимся. С 1909 года и вплоть до эмиграции в 1920-м Мария Владимировна руководила Ялтинской общиной сестёр милосердия «Всех скорбящих радость». Долгие годы княгиня была также попечительницей земских лечебных заведений, возглавляла Ялтинское отделение Русского Красного креста, руководила санаторием Общества Красного Креста имени Императрицы Марии Фёдоровны, которая стала первой в Европе противотуберкулезной здравницей. В 1912 году она была назначена председательницей Ялтинского дамского комитета, который оказывал помощь раненым славянам и грекам.
     В усадьбе Уч-Чам всегда было много гостей. Большой популярностью пользовались светские мероприятия, которые организовывала княгиня. Среди её гостей в имении бывали император Николай II с дочерьми. Один из балов княгини, состоявшийся 10 ноября 1913 года, Николай описал в письме к матери. Он сообщал, что в великолепный тихий день вместе с Ольгой и Татьяной они отправились к княгине Барятинской «на дневные танцы в её симпатичный дом над Ялтой». Им, судя по письменному отзыву, там очень понравилось, так как собрались все тесно знакомые между собой и от этого, а также от доброты и простоты самой хозяйки было как-то особенно тепло, уютно и весело. Сам Николай, как обычно, с увлечением играл в домино, а сёстры танцевали, не пропуская буквально ни одного танца. Княгиня сама одаривала всех танцующих цветами и разными поощрительными местными сувенирами.
     С не меньшим увлечением княгиня готовила праздники для окрестных ребятишек. Одна из старых ялтинок вспоминала: «Я хорошо помню прихожанку собора Иоанна Златоуста княгиню Барядкину (Барятинскую). Она проживала на территории нынешнего военного санатория, в особняке. Мой отец работал у неё кучером. Княгиня очень любила детей. Устраивала нам праздники с чаепитием, играми, подарками. Собиралось до 20 детей. Мне княгиня подарила красивую куклу».
     Зимой 1918 года Мария Владимировна была арестована и как «реакционерка» провела несколько недель в заключении в ялтинской тюрьме. Об этом она написала в своих воспоминаниях «Дневник русской княгини в большевистской тюрьме». 14 ноября 1920 года княгиня М.В.Барятинская уплыла из России. После эмиграции из Ялты она с родственниками одно время жила в Константинополе, затем переехала в Рим, где находился дом, завещанный ей и её сестре Елизавете Шуваловой, тёткой, княгиней М.А.Чернышевой. Она продолжала работу в Красном Кресте, за что была удостоена почётной медали. Принимала в своём особняке многих известных деятелей культуры, науки и политики того времени. Была знакома с Муссолини, дружна с королевой Италии Марией. Купив дом в Сорренто, познакомилась там с М.Горьким. Свой знаменитый дом в Риме Мария Владимировна передала Православной церкви, и там был устроен храм Святителя Николая. Умерла Мария Владимировна Барятинская в 1937 году.
     Мы побродили вокруг дворца, окружённого прекрасными кедрами, с которых как только дует ветер, тучами летит пыльца. Ничуть не смущающая многочисленных кошек-сфинксов, дремлющих на рассыпающихся балясинах. Во дворе плодоносил инжир, правда ещё не очень спелый. В общем, местечко оказалось весьма располагающим к спокойному уютному отдыху. Ну и конечно, нас тут порадовал найденный в лианах забора традиционный геокэшерский тайничок!
     Дальнейший путь по улице Свердлова был весьма приятен — под горочку, в тени деревьев и с прекрасным ветерком из раскинувшейся внизу городской чаши. Но в какой-то момент мы подумали о том, что просто спускаться по знакомой улице нам уже скучно и нужно бы сделать небольшой крюк, чтобы обогатить нашу прогулку новыми открытиями. Мы перешли дорогу и пошли вверх к ялтинской киностудии, чтобы потом снова долго спускаться по склону Поликуровсого холма. Как только мы начали взбираться вверх, оказалось что не вся Ялта столь прохладна, тениста и комфортна. Через несколько минут мы оказались на ужасном солнцепёке, и прочувствовали все 25, а то и больше градусов, обещанных поутру синоптиками…
     В районе киностудии было довольно уныло, мы спустились на уровень ниже, где уже попадался приятной тенёк и симпатичные домики. Которые может и были местами ветхими, но при этом очень радовали глаз разнообразными милыми деталями, дышали стариной, были окружены какой-то замечательной аурой времени.
     Мы делали зигзаги не по необходимости, а по велению души, и в определенный момент вышли на перекрёсток с любопытным домиком — явно новый, с весьма своеобразной архитектурой, и разноцветный с каждой из сторон. Но главное — от него открывался вид на горы со старинным особняком в центре городского склона. Это был дворец графов Мордвиновых, ныне также заброшенный лечебный корпус санатория Министерства обороны.
     Надел земли в живописной Ялтинской долине адмирал Николай Семёнович Мордвинов получил в дар от императрицы Екатерины II в 1794 году за боевые заслуги при присоединении Крыма. Под личным наблюдением графа здесь был разбит красивый парк, где могли прогуливаться жители и гости Ялты. Часть его в конце XIX века выкупила для Уч-Чама княгиня Барятинская.
     Столбы, провода и какие-то сараи внизу страшно мешали сделать интересный кадр, а телевичка с собой не оказалось. Да собственно, и не сам дворец представляет из себя сюжет, а его живописное расположение в зелени парка на фоне горной стены…
     Потом нам попался один домик, возле которого на крылечке сидел, прислонившись к стене, старичок в капитанской фуражке и в чёрных очках — он слушал приёмник, а напротив него на скамеечке лежала кошка. И всё это выглядело так сказочно идиллически... Андрей, правда, развеял романтические фантазии Лены, сказав, что старик скорее всего слепой. Это было видно по характерной позе — прижатой к стене спине, приподнятой голове… Да и раритетный приёмник, а не телевизор. Но картинка была прям-таки художественной, а снимать мы её постеснялись…
     Неторопливо спускались мы по незнакомой улочке, любуюсь каждым уголком и подмечая интересные детали. Очень впечатлило огромные хвойное дерево — наверное, ливанский кедр — ветви которого переплетались с конструкциями построенного около него дома, одна ветвь росла прямо сквозь балкон, высовывая на улицу мощную лапу.
     А справа от нас меж тем время от времени показывались прекрасные горы Ялтинского амфитеатра. Они были залиты солнечным светом и очень красивы со своими бело-охристыми полосами, перемежающиеся зелёным и немного бордовым. На этом фоне замечательно смотрелись тёмные стрелки кипарисов и старенькие дома, освещённые солнцем. И Лена уже начинала мечтать о том, как выберет себе какой-нибудь подходящий ракурс и, возможно, напишет пейзаж. Её не покидали мысли о той точке, с которой она когда-то писала ночной вид на улице Свердлова. Ракурс был хорош! Крыши стареньких домиков на переднем плане, уютные окошки, могучие кипарисы с узорным переплетением затейливых ветвей у ствола, а за всем этим — чаша города, полная огней, и простор морской глади в плавно изгибающейся оправе пляжа… И Лена поставила себе цель, когда они дойдут до окончания спуска, вернуться наверх по улице Свердлова, отыскать ту точку и попытаться посмотреть, каков же этот вид днём. Возможно — именно сейчас он подарит ей вожделенный сюжет?..
     По улице Бассейной мы спустились к площади перед храмом Святителя Иоанна Златоуста и не преминули заглянуть в магазинчик — купить чего-нибудь вкусненького перекусить. Он, кстати, расположился внутри тенистого дворика с бассейном, в котором плавали японские карпы! Пришлось купить разливного крымского пива для правильной медитации.
     Мы уселись на бортик фонтана, в благодатной тени, пронизанной лёгким ветерком, за порогом которой сияла солнечными цветами оживлённая жаркая улица. Над головами нашими шелестел бамбук, а в зелёной с медовыми солнечными проблесками глубине фонтана плавно двигались по кругу спины довольно крупных карпов. Так что обед наш вышел комфортнее некуда — в тенёчке, под мирное журчание воды.
     Закончив трапезу, мы распрощались с гостеприимным фонтаном и заглянули к храму. Обошли его кругом, полюбовались блеском куполов, сделали несколько кадров, а потом принялись спускаться к Дражинского, не решив пока, пойдём ли сразу купаться на Массандровский пляж, или сначала пленэр. Лена рассказала Андрею о засевшей в её голове идее найти памятную точку на улице Свердлова и посмотреть, как выглядит днём вид с высокой точки над городом — с кипарисами, с домиком на переднем плане, чтобы дальше простирались горы и чаша моря с бухтой. Так что мы развернулись и вместо пляжа немного поднялись по Свердлова.
     Однако уже по дороге сделалось ясно, что скорее всего роскошного вида больше нет. Слева от дороги возвышались над низиной два новых — огромных, ужасных на наш взгляд здания. Конечно же, оказалось, что они загораживают весь вид, некогда так понравившийся Лене, а роскошные кипарисы-великаны спилены. Последний красивый ракурс с улицы Свердлова на Ялту оказался уничтожен.
     Попрощавшись таким образом навсегда с возможными пленэрами здесь, мы отправились к набережной. На Руданского, где жили зимой 2009 г., мы с ностальгией разглядывали окна апартаментов над кондитерской. Здесь было тогда очень славно. Эта замечательная улочка и сейчас была красива. Она прекрасна всегда, в любое время года и в любое время суток. И снова, в который уже раз, Лене подумалось, что однажды эта улица будет отображена на одной из её картин…
     Улица вывела нас прямиком к набережной. Оказалось, что море в Ялте штормит. Этот шторм раскрасил морские волны в изумительные цвета, немедленно заставившие Лену стонать от восторга. Море было изумрудно-малахитовым, довольно нежного и изысканного цвета, а у горизонта сияла густо-изумрудная полоска, переходящая в сине-фиолетовый. Цвета были потрясающими, и Лена поняла, что писать она скорее всего будет море. Немного походив в поисках ракурса, она выбрала себе точку и решительно остановилась, принявшись раскладывать штатив. Медлить с пленэром больше было нельзя, времени оставалось не так уж и много. Лена быстро принялась за работу, Андрей же отправился гулять — искать неисследованные дворики между улицами Чехова и Кирова.
     Вопреки опасениям Андрея, писалось Лене спокойно. Люди подходили к ней не часто, а немногие вступавшие в беседу были очень дружелюбными и навязчивыми. Так что Лена с удовольствием написала небольшой этюдик, и через условленные два часа, когда вернулся Андрей, она вполне готова была собираться в путь.
     Надо сказать, что на вечер было намечено купание со вторым обедом. Однако к тому моменту, как Лена собрала свои вещи, оказалось, что атмосфера вокруг уже далеко не такая жаркая и томная, каковой была с утра. Откуда ни возьмись набежала облачность, подул очень холодный ветер, и температура воздуха упала настолько, что купаться Лене стремительно расхотелось.
     Полюбовавшись видом на маяк, который по-прежнему был очень красив на фоне штормящего моря, мы прошлись вдоль рядов художников, разглядывая их работы, и купили для подарков несколько магнитиков с авторской живописью. Потом мы зачем-то по желанию Лены вернулись на набережную, хотя Андрей и хотел идти другой дорогой. Но Лену манило штормящее море. Так что мы вновь дошли до памятника Ленину, и в конце концов выбрались на Московскую, чтобы подняться к автовокзалу.
     В Ялте, а отличие от утренней Алушты, в троллейбус без масок категорически не пускали. Так что обратную дорогу пришлось провести в масках, парясь и страдая от духоты. Всё-таки троллейбус не самый быстрый вид транспорта… В Алуште по дороге домой мы встретили наших соседей. Они, как выяснилось, съездили-таки ещё раз на Южную Демирджи, и забрались-таки наверх, причём какой-то не рядовой, достаточно экстремальной тропой. Приехали они очень довольные.
     Вечером мы приступили к ужину в нашей комнате, но услышав со двора голоса соседей, подхватили тарелки и присоединились к ним. Всё-таки эти совместные вечерние посиделки были весёлыми и интересными! Так что мы опять провели ужин вместе. Мы с Андреем весь вечер размышляли о том, чему посвятить наш крайний день в Алуште, и в конце концов по желанию Лены всё-таки решили ещё разочек потихонечку прогуляться от Ангарского перевала до перевала Фуна.
     Дело в том, что Лене хотелось доделать не совсем удавшийся на её взгляд этюд. А Андрей предложил по окончании этого свернуть к Поляне МАН и спуститься в Лаванду — к несказанному Лениному восторгу. Так что на завтра у нас наметились прекрасное планы.
     Как-то так повелось, что прощальный день в Алуште мы часто завершаем именно вот этой дорогой — дорогой от Демирджи к Лаванде. И у Лены с этим связаны впечатления ностальгического прощания с горячо любимыми местами. Дорога от подножия Демирджи, петляющая по просторам меж живописных кустиков шиповника и тёрна, постоянное желание обернуться, бросить на горы ещё один взгляд… Жарко-красные закатные лучи на вершинах скал, синие тени, вечерняя прохлада, туман в низине… Так что Лена уже успела на сон грядущий вообразить, что назавтра к вечеру произойдёт подобное прощание. Однако жизнь намерена была внести в их планы свои коррективы…

8 октября 2020 г.




 
Tags: Крым, Шестой месяц лета, Ялта
Subscribe

Posts from This Journal “Шестой месяц лета” Tag

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • «Когда миллионы будут паниковать — ты будешь знать, что делать!»

    «Объект С-2» — это действующее противоатомное убежище высшей категории защиты, способное единовременно разместить более 2000…

  • «Толстяк»

    Мы покидали Константиновский форт, и всё оглядывались, всё фотографировали — ах, как вкусно вспыхивал мир в свете внезапного…

  • Главный форт

    Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Posts from This Journal “Шестой месяц лета” Tag

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • «Когда миллионы будут паниковать — ты будешь знать, что делать!»

    «Объект С-2» — это действующее противоатомное убежище высшей категории защиты, способное единовременно разместить более 2000…

  • «Толстяк»

    Мы покидали Константиновский форт, и всё оглядывались, всё фотографировали — ах, как вкусно вспыхивал мир в свете внезапного…

  • Главный форт

    Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не…