Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Бахчисарайское Староселье

     В этот день мы планировали путешествие к Ильяс-Кая. Однако, заглянув ранним утром в прогноз погоды, обнаружили, что полуостров накрывает повсеместным дождём. Пришлось спешно менять планы. Поразмыслив, мы решили, что под дождём в горах делать нечего. А вот старый город в эту погоду может подарить какие-никакие интересности. Ведь была же дождливая прогулка по зимней Ялте, оказавшаяся нежданно-негаданно урожайной на атмосферные, яркие кадры! А Бахчисарай пятилетней давности! Сколько колоритных сюжетов он нам подарил! И так как дождь там обещали только во второй половине дня — туда мы и сбежали.

     Мы привычно спустились в Арт-бухту, затем прогулялись вдоль моря по «Примбулю», и дошли до Графской пристани. Отсюда привычно перебрались катером на Северную. Там-то нас и застигли первые дождевые капли. Дождь начал накрапывать, когда мы стояли на пляже и любовались морской гладью и далёкими берегами. Пришлось спешно эвакуироваться под защиту первого попавшегося козырька. В руках у нас уже были купленные билеты на автобус до Бахчисарая. Мы ожидали его, разглядывая пасмурные пейзажи. Что-то ждало нас в Бахчисарае?
     Нам показалось, что до Бахчисарая мы доехали очень быстро — видимо, потому, что из-за раннего подъёма большую часть дороги попросту проспали. Прибыв в Бахчисарай, мы решили не ехать до автостанции. Идти оттуда долго, а ехать не хотелось — гулять так гулять. А поэтому мы вышли из автобуса пораньше, аккурат к улице Ленина. И хоть мы тут когда-то уже бывали, некоторые интересности и незнакомости нам по дороге всё-таки попались. Улица вела над большим парком, состоящего из зоопарка, парка миниатюр крымских достопримечательностей и мультипарка. В последнем красовались самого разнообразного вида фигуры мультгероев. А первым мы увидели внизу зоопарк — огромные хищные птицы в высоченной вольере, достаточно высокой, чтобы мы могли разглядеть грифов и коршуна, растопырившего крылья и кричащего дурным голосом. Потом последовали козы, бараны, быки. Затем показались медведи, которых тут же сделалось жалко. Медведи бегали по вольере из конца в конец, и видно было, что места им там явно недостаёт. После медведей мы увидели лам. Затем под нашей дорогой потянулся мультипарк, состоящий из безумного количества гигантских мультипликационных героев — из самых разных временных и культурных слоёв. Лену особенно впечатлила парочка из мультфильма про Кота в сапогах — принцесса и хозяин Кота, а также гигантская скульптура из Колобков — огромный страшенный слон, у которого в ноге виднелся ход с лесенкой, по которой можно было взбираться внутрь слоновьей туши, с раззявленной зубастой страшной пастью, ну и Колобки рядом. Дальше располагался парк миниатюр — такой же, как в Алуште. Но самое сильное впечатление произвела на нас цена за вход, которую мы увидели под завязку на воротах при входе во всё это роскошество. Взрослый билет стоил аж 800 рублей!
     Все эти «красоты» мы обозрели сверху абсолютно бесплатно. И продолжили путь, время от времени фотографируя понравившиеся домики. Узнавая какие-то закоулки, а какие-то открывая для себя впервые. По дороге мы пытались отыскать местечко, где можно было бы поесть вкуснейших бахчисарайских чебуреков. Но как-то не срослось, не состоялось. Те кафешки, которые мы знали, были закрыты. Те, которые показались нам уютными, не анонсировали чебуреков. Прочие были огромными, пафосными, и находились над дорогой. Туда нужно было специально взбираться, а этого мы делать не захотели. И в конце концов так и остались без чебуреков…
     Возле Ханского дворца мы заглянули мельком в колоритные сувенирные лавочки, заглянули в примыкающие к площади переулочки и вынырнули на хоженую-перехоженную улицу Исмаила Гаспринского, которую украшает построенная в 1707 году мечеть Бекхан Султанхани. Нам этот кусочек дороги всегда нравился колоритными старыми домиками, но похоже, они доживают последние годы. За прошедшие с нашего прошлого визита шесть лет они сильно обветшали, и, несмотря на объявления о продаже, вряд ли у них есть шанс.
     Финальная часть пути по улице Басенко к началу подъёма к Успенскому монастырю и Чуфут-Кале за прошедшие годы тоже заметно изменилась. Под скалами над дорогой выросли громадные рестораны, способные прокормить за раз по несколько автобусов с туристами. И, конечно, всё очарование этой уютной улочки из-за этого агрессивного сервиса пропало. Хотя экзотики, несомненно, добавилось!
     На площади, с которой начинается путь к Крымской Лавре, мы заглянули в знакомый магазинчик, купили немного пива — на потом, к обеду. И начали подъём по крутой дороге, по которой то и дело, несмотря на запрет внизу, ездили машины, от которых приходилось уворачиваться, шипя от злобы. Андрей ворчал, что раньше эта дорога не была такой. Да всегда она такой была! Её крутизна всегда угнетала Лену, особенно в начале пути. Пыхтя, мы кое-как вскарабкались к монастырю. Андрей хотел снять ракурс, где на переднем плане — выбитая в камне крылатая фигура с крыльями, а внизу — купол часовни. Лена заявила, что прекрасно помнит этого ангела — в скале перед пещерной частью Успенского храма. Мы поднялись, и в самом деле отыскали этот ракурс. Зашли в храм, всякий раз поражающий самим своим существованием — внутри скалы, и стены его, и колонны, выдолбленные в цельном камне, неизменно удивляли. Совсем как скальные церкви не так давно посещённого нами Острога в Черногории…
     Спустившись от храма по открыточной широкой лестнице, мы продолжили наш путь вглубь монастыря. В планах Андрея был подъём к потайной монастырской лестнице. За табличкой с надписью «Хода нет» с торной тропы ответвлялась дорожка к домику настоятеля, где на земле лежал рассыпанный яркими бусинами спелый кизил, которым Лена не преминула полакомиться. Дорожка сильно пахла благовониями и ладаном. Видимо, в домике настоятеля происходили какие-то священнодействия.
     От дорожки следовало круто подниматься по едва читающейся тропинке. Подъём Андрею очень не понравился, поскольку был крут и сыпуч, по узловатым корням деревьев и камням. Андрей предусмотрительно подумал о предстоящем спуске со своей зажатой в ортезе ногой. И, некоторое время повисев, обнимая ствол, на первой ступенечке из корня — решил, что, пожалуй, подниматься всё же не стоит. Мы спустились вниз и пустились в обратный путь.
     Далее Андрей запланировал посещение Давлет-Сарая, бывшей столицы Крымского ханства. Это место было так планомерно, из года в год, незаслуженно игнорируемо нами — скорее из-за недостатка информации и времени, которого вечно не хватает на всё задуманное.
     В 1500 году сын Хаджи Девлет Гирая — второй хан Крыма Менгли Гирай — приказал построить дворцовый комплекс. Место выбрали недалеко от Бахчисарая, около села Староселье (Салачик), в Салачинской долине, у подножья мыса Бурунчак. Комплекс получил название «Девлет-Сарай» — кроме ханского дворца здесь были построены Зынджырлы медресе, баня, дюрбе (мавзолей) и дворец правосудия.
     До наших дней дошли только медресе и мавзолей правителя Крымского ханства Хаджи Гирая. Медресе получило название из-за висящей над входной дверью цепи, благодаря которой каждый входящий в медресе вынужден склонять голову.
     С ноября 1917 г. по 1920 г. в здании медресе работал Институт Менгли-Герая. Он имел статус национального учебного заведения и был реформирован по европейским образцам. Главное его отличие от других учебных заведений заключалось в том, что здесь сравнительно много времени отводилось урокам вероучения. После закрытия института в здании расположилось медицинское училище. Во время оккупации Крыма здания комплекса использовались под склады. В результате были разрушены части стен и арки.
     В 2003-2008 гг. была проведена реставрация памятника. Заполнены трещины и выбоины массивных стен, полностью разобраны и восстановлены три из десяти аварийных купола, остальные семь отреставрированы. Восстановлены сводчатые потолки и камины в помещениях. Полы вновь были покрыты плитами из известняка и утеплены керамзитовой подстилкой. Все помещения медресе восстановлены в полном соответствии со средневековой планировкой. Лишь прежде открытый внутренний дворик медресе перекрыт раздвигающейся и сдвигающейся (в зависимости от погоды) легкой металлической конструкцией с большими стеклянными проемами для хорошего освещения.
     Неподалеку с Зынджырлы медресе были найдены остатки построек банного комплекса — баня имела разделение на мужскую и женскую половину и колодец. Здание венчал купол с множеством отверстий, через которые в баню проникал дневной свет.
     В мавзолее Хаджи Гирая были найдены истлевшие останки восемнадцати людей. Кости были завернуты в ткани, прошитые золотыми нитями. Наверняка это были родственники ханов династии Гираев. Надземная часть мавзолея возведена в 1501 году над более ранней подземной погребальной камерой. Восьмигранное здание мавзолея с остроконечной, покрытой черепицей крышей украшено на стыках граней резными колонками. Сильно выступающий вперёд портал обрамлён орнаментом в виде сплетенных жгутов, так называемой «сельджукской цепью». Над входом в дюрбе — прямоугольная плита с надписью на арабском языке: «Эту священную, покойную и красивую гробницу приказал соорудить великий хан, знаменитый хакан, повелитель мира Менглы-Гирай, сын Хаджи-Гирай хана, 907 года хиджры (1501)».
     Работы по поиску остатков ханского дворца, мечети и дворца правосудия продолжаются и по сей день.
     Мы прошлись по территории, осмотрели развалины турецких бань, затем — медресе, которое, по версии водившего группу экскурсовода, было отстроено недавно при помощи Турции. Это здание и впрямь не выглядит старинным. Лучше всего, пожалуй, сохранился мавзолей, который действительно впечатляет — с дивными деревянными дверями, орнаментом и резьбой над входом.
     Перед мавзолеем нашим взорам предстал фонтан, нерабочий, пребывающий в весьма плачевном состоянии. Прочие окрестные строения были полуразрушены, с пустыми выбитыми окнами. В общем, несмотря на цветущие розы — а розарий, надо сказать, был в полном порядке! — вид у этого места был достаточно заброшенный и печальный. Медресе было заперто. Говорят, здесь всё пришло в упадок с 2014 года, когда отсюда ушли татары.
     Осмотрев окрестности и пофотографировав здания на фоне картинно выступающего над всей этой красотой каменного мыса — прямо-таки нос корабля! — мы вышли наружу, за ограждающий Девлет-Сарай забор, на площадь, с которой начиналось наше восхождение к монастырю. Оказывается, приведшая нас сюда улица Басенко здесь не кончается, ведёт дальше — в глубину ущелья. Здесь скрывался не исследованный нами кусочек Староселья, давно манивший Андрея, ещё с тех пор, когда он разглядывал эту местность со скал Чуфут-Кале. И, надо сказать, что этот кусочек дороги нам весьма приглянулся!
     По-прежнему изредка выглядывало солнышко. Домики вокруг были колоритными. На одном из поворотов Андрей свернул налево, чтобы немного подняться в горку и осмотреться. Мы увидели чудные скалы, нависающие над полянкой. На ней стоял старый автомобиль. А другой, вполне себе целый, создал себе парковку, этакий импровизированный гараж, в одной из каменных пещерок. Это выглядело очень забавно.
     Над головами нашими разносились голоса альпинистов. Они здесь были повсюду, и штурмовали отвесные скалы над гротами. Зрелище было жутковатым. От магазина на площади, кстати, мы видели целую группу альпинистов в оранжевых касках и синих формах. Они стояли в огромной пещере напротив, и тоже штурмовали стены.
     А на поляночке, на которой мы очутились, было весьма уютно, и мы решили на ней присесть и устроить себе обед — раз уж не срослось с кафе и чебуреками! Так и сделали, наблюдая, как со стороны Севастополя к нам приближается очень многообещающее плотное небо — тёмно-синего цвета, с пробегающими контрастно-белыми пушистыми облачками. Это шёл к нам дождь из Севастополя.
     Когда мы уже поели и собрались вниз, на полянку вышел хозяин соседнего дома. Поинтересовался, как нам показались их красоты, удостоверился, что мы в восторге. Спросил откуда мы, мы сказали — из Тулы, и он начал воспоминания о тульских пряниках, об их волшебном вкусе, и о том, какое впечатление произвели на него они в детстве. И как однажды, уже гораздо позже, во взрослой жизни, его товарищ привёз ему целую коробку этих пряников, и какое это было беспредельное счастье!
     Андрей расспросил нашего нежданного собеседника о возможности подъёма на плато, который предполагался немного впереди, левее. Собеседник подтвердил, что нужно пройти метров двести. И мы распрощались с добрым человеком. Накинули капюшоны, поскольку дождик всё же начался, и отправились дальше по дорожке.
     Дорога по ущелью вела очень милая. Здесь росли роскошные, пышные акации, на дороге валялись грецкие орехи, и Лена немного их пособирала. Мы с любопытством озирали окрестные домики. Однажды нам повстречалась какая-то Изнакурнож, собранная Бог весть из чего: из какого-то шифера, досок и прочего — этакий хромоножный дом Хаула, который, казалось, вот-вот заскрипит и двинется в путь. Он рос на зелёной полянке под скалами и выглядел загадочно-сказочно.
     А вот тропа, ведущая вверх на плато (под трубой), Андрею издали не понравилась. Очень уж крутой она выглядела отсюда, особенно в условиях усиливающейся влажности. Ну, Лена не очень-то и настаивала.
     Мы свернули в долину под стенами Чуфут-Кале. Вскоре дома закончились. Справа и слева от нас были горы, увенчанные скальными гребешками, и Андрей заметил, что скалы, которые так внушительно смотрятся с Чуфут-Кале, и ущелье, сверху кажущееся безумно огромным и глубоким, отсюда такими вовсе не выглядят. Лена, однако, такого мнения не разделяла. Ущелье было, на её взгляд, весьма впечатляющим. Справа и слева от дороги плавно вздымались к дождливым небесам неприступные стены. Эти масштабные склоны венчались очень любопытными скалами. Причём, в тех, что по правому борту в них виднелись дыры знаменитой тюрьмы Чуфут-Кале. Но к этому моменту мир вокруг окончательно запасмурнел. Всё сделалось серо-коричневым, а небо светлым, свинцовые оттенки оно растеряло, поскольку солнца уже не было, и облачность накрыла всё вокруг. Снимать стало трудно и неинтересно. Оставалось только радоваться, что дождик временно прекратился.
     Лена предложила ещё немного пройтись по дороге, и мы чуть-чуть ещё прошагали вперёд. Вскоре слева от нас на скале увидели сидящую на камнях среди кустов девушку в сопровождении двух собак и большой козы. Зрелище было странноватым — почти как тот, готовый зашагать, сарай на лужайке под скалами… Собаки принялись было лаять, но девушка прикрикнула на них, и они умолкли…
     Собственно, дальше идти смысла не было — обходить Чуфут-Кале вокруг в наши планы не входило. Вернувшись на окраину Староселья, мы ещё раз прошлись чудесной дорожкой под акациями, а потом свернули направо по нескончаемой улице Басенко, прошлись немного по ущелью. Повстречали замечательный домик, прямо-таки пряничный — белёный, с расписным заборчиком, с палисадничком, в котором цвели пышным цветом георгины. А надо всем этим нависала бело-жёлтая скала, которая почему-то не имела названия на карте. Андрея она очень манила — ещё по фото со спутника — и реальность не обманула ожиданий! Мы поднялись над домиком, чтобы рассмотреть и сфотографировать скалу. Вверх, конечно, не полезли, хотя тропинка манила.
     Надо было принимать решение — искать ли следующий подъём на плато, ведущее к Бахчисарайским сфинксам и Русской слободке или возвращаться, не рискуя вымокнуть. До следующей вероятной тропы на гору было километра два-три, а потом надо было бы ещё долго идти назад или напрямки — долго и скучно — к автостанции. Посмотрев на часы, мы прикинули, что в Севастополь и так скорее всего прибудем лишь к темноте, и повернули назад.
     На остановке перед магазином мы сели в автобус, который довёз нас до автовокзала. Это было очень кстати, поскольку по дороге таки пошёл дождь, и хорошо пошёл!
     На вокзале мы удивительно удачно купили билеты — за шесть минут до оправления автобуса. Автобус этот, правда, к нашему небольшому сожалению, шёл не на Северную, а на автовокзал в Корабелке. Но зато домчал он нас очень быстро. По дороге мы имели возможность увидеть кусочки новой трассы — Тавриды. Местами эта дорога была окружена заборами — но, к счастью, только местами. А в основном окружающие пейзажи были в полном нашем распоряжении. Ещё мы видели дождь, идущий где-то вдалеке. А впереди, со стороны Севастополя, уже приближалось к нам светлеющее небо. И мы понимали, что в Севастополе, скорее всего, нас ждёт солнце.
     По дороге мы опять заснули, и проснулись только в районе Инкермана, когда за окнами проносились его бесчисленные пещеры и штольни. В Севастополе действительно светило солнце. Город был прекрасен, красочен, ярок после дождя.
     На троллейбусе мы домчались до площади Нахимова, чтобы привычно прогуляться по набережной. Мы вышли к морю. Оно было прекрасно, сияло нежными перламутровыми оттенками в заходящем солнце, а по небу разметались чудесные, нежнейших оттенков облака.
     Этот вид так понравился Лене, что она решила сделать тут маленький этюдик. Но состояние быстро менялось, свет уходил, и Лена не успевала за ним угнаться. А Андрей тем временем отправился через магазины домой. Лена, перепачкавшись краской, в конце концов после захода солнца тоже направилась к дому. И по пути, проходя мимо памятника Солдату и Матросу перепачкалась уже совсем капитально, поскольку вся грязь со стройки прошедшим дождём слилась на дорогу. Хорошо, что на завтра у нас намечены дружеские посиделки с хозяевами Домика, так что будет время постираться и просушиться…
14 октября 2020 г.
21845 шагов, 17,8 км




 
Tags: Бахчисарай, Крым, Шестой месяц лета
Subscribe

Posts from This Journal “Шестой месяц лета” Tag

  • Долгое прощание ненадолго. Небесная феерия

    Вечерело, и ветерок становился всё более прохладным. Но солнышко ещё светило. Мы шли мимо памятника Солдату и Матросу, потом — по…

  • Карантинка. День Безлюдных пространств

    Итак, настал завершающий день нашего пребывания в Севастополе. С утра мы завтракали на нашей любимой кухне, за окном светило солнышко…

  • Балаклава. Северный форт

    В этот день мы планировали осмотр форта Северный на горе Кефало-Вриси над Балаклавой. Поскольку путь до Балаклавы не долог, и маршрут…

  • Байдарская яйла

    Большой рассказ о нашем путешествии на Байдарскую яйлу не вмещается в одну публикацию, поэтому пришлось разбить её на две логические…

  • Байдарская яйла. Путь к перевалу и ускользающий образ

    На этот день мы намечтали себе длинный и очень красивый маршрут. Далеко не всему суждено было исполниться, но, собираясь поутру в…

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments