Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Долгое прощание ненадолго. Небесная феерия

     Вечерело, и ветерок становился всё более прохладным. Но солнышко ещё светило. Мы шли мимо памятника Солдату и Матросу, потом — по лесенке, сбегавшей к бухте. Андрей предложил пойти на Хрусталку смотреть закат. И Лена, конечно же, согласилась — не то чтобы особенно мечтая о купании — скорее, задумав поснимать пейзажи с видом на на Приморский бульвар.

     На Хрусталке было ветрено и очень холодно. Купальщиков там было — раз-два и обчёлся. В основном народ прогуливался — в куртках, едва ли не в шапках. Андрей предложил заглянуть в арт-салон, в котором нам когда-то не удалось осмотреть экспонаты из-за отключения электричества. На сей раз нам повезло больше. Мы обстоятельно изучили экпозицию, включая картины Маковского и Шишкина. Удивительные нам тут повстречались вещи! Среди откровенно салонного товара попадались настоящие шедевры. Лене очень понравилась крохотная картиночка с лодочками. Она тоже явно была прошлого или позапрошлого века — кого-то из классиков, с незнакомой, не русской фамилией. Картиночка была такая звонкая — словно узор из самоцветов, в широченной богатой раме — Лена залюбовалась, и долго не могла от неё отойти. И даже картина Даниила Волкова там обнаружилась. Ещё были куклы, интересные, но жутковатые. С высунутыми языками, со странными прищурами. И даже темнокожие куклы-принцессы. Так что время мы провели довольно интересно. А когда наконец вышли на набережную — совсем уже близок был закат.
     Небеса были такими прекрасными, что мы изумлённо замерли на месте. И принялись фотографировать почти панически, пытаясь ухватить красоту, не упустить — и справа, и слева… Со всех сторон царило такое разноцветное буйство, что мы просто диву давались, снимали фото, видео наперебой на все имеющиеся у нас гаджеты. И всё казалось, что самый эффектный вид ещё не запечатлён, что вот ещё парочка-другая кадров…
     А потом Лена спросила Андрея, собирается ли он купаться. И Андрей с неожиданной уверенностью бодро заявил: «Буду!»
     Конечно же, Лена не собиралась от него отставать. Хотя, зайдя кабинку для переодевания, она временами риторически вопрошала: «Неужели я на это решусь? В самом деле?..» Холодно было неимоверно!
     Незадолго до того мы наблюдали, как пухленькая, крепенькая девочка лет девяти была изымаема из воды отцом, тоже минуту назад вынырнувшим на берег. Девочка вылезать не желала и канючила: «Папа, папа, ну ещё немножко!» Из этого Лена заключила, что вода-то, по всей видимости, не холодная. Оставалось только сделать над собой усилие, чтобы снять одежду и нырнуть!
     И мы это сделали! Андрей был первым, Лена последовала за ним. Бултыхнулась в воду, стараясь не намочить голову. Вода и в самом деле оказалась дивно тёплой. А вокруг было такое, что и словами не описать. Невозможная красота! Особенно потрясающе было поднимать голову вверх. Наверху были небеса, неимоверно-голубые, с розовыми разлетающимися облаками, простор огроменный! Было ощущение, что вот ещё пара движений руками — и ты попросту взлетишь! Красота сияла над городом, над набережной, и с другой стороны, возле памятника Солдату и Матросу, заходило солнце, и небо было изумительным, красным, оранжевым, жёлтым, в эти многоцветные облака садилось солнце, а сверху были фиолетовые тучи, и в пространстве между ними было небо запредельного, прямо-таки ядовито-голубого цвета. Никогда Лена такого не видела!
     И солнце картинно выпрастывало снопы лучей сквозь тучи по этим невозможным небесам. А над городом небо понемногу начинало темнеть, гаснуть — и становилось откровенно зелёным! И по этому зелёному небу плыли фиолетово-розово-сиреневые облака! Цветовое сочетание абсолютно ненормальное, выносящее мозг — и безумно красивое! Потом небо над городом всё темнело, становилось синее и синее, и тоже было потрясающе прекрасным. И облака меняли цвет, и всё вокруг просто сияло, а народ стоял на берегу и маниакально фотографировал, фотографировал… А Лена всё никак не могла вылезти из воды. Она смотрела направо, налево, вверх — восторгаясь. Какой подарок нам преподнёс Севастополь на прощание!
     Когда закат уже почти догорел, Лена наконец выбралась из воды, к давно уже одевшемуся Андрею. И грелась, радуясь, что есть с собой запас тёплых вещей — всё же на берегу было очень холодно! Мы допили захваченный Андреем из дома коньяк, и купили ещё чекушку, и сыра, оказавшегося так щедро политого жидким дымом, что заходилось дыхание. А потом Лене это сочетание дыма с коньяком даже понравилось! Мы пошли гулять на Приморский бульвар.
     Мир вокруг всё ещё был прекрасен, хотя закат закончился, по небу разливались глубокие сумеречные краски, тихо плескалось в темноте тёплое море, а сувенирные ларьки подмигивали огоньками. И мы отыскали наконец в ларьках то, что собирались купить, и ещё погуляли по набережной, пока не застряли на ступеньке Института биологии южных морей, где при свете фонариков люди копались в блестящих сокровищах, а неформальный чел медитативно вещал: «Офигенная фигня! Всё по восемь». И Лена, конечно же, присоединилась к поискам самых офигенных фигнюшек в горке золотой фигни! Нарыла сотни на полторы ненужной фурнитуры, зато сколько удовольствия!
     Хотелось завершить чудный вечер чашечкой кофе. Мы присели в кафешке при гостинице «Севастополь», сидели, любовались, слушали музыку, летящую из проезжающих машин и плееров проходящих мимо людей. Было чудесно, Севастополь нам улыбался на прощание.
     И вскоре мы отправились к своему домику. И опять была наша Бакинская, и опять ощущение дежа-вю, как будто это место в Туле возле Седова… А потом — ужин, чаепитие, просмотр видео, наслаждение музыкой, организованной Андреем — благо, теперь мы были в домике одни и делали что хотели.
     Немного пособирав вещи перед завтрашней дорогой, мы улеглись спать. И ещё некоторое были тревожимы шумной жизнью в саду. Наши котята убили птицу, и терзали её под нашим окном. Гарик сидел с птичьей тушкой и с хрустом отгрызал у неё череп. Эти звуки джунглей, конечно, травмировали и тревожили наши ранимые души. Но что тут можно было поделать? Кошки есть кошки!




     А утром следующего дня мы проснулись не столько от будильника, сколько от бешеного крика сорок за окном. Сороки горланили без перерыва не менее получаса — и Лена в конце концов отдёрнула занавеску. Птица сидела на окне. От Лениного движения она вспорхнула — и, перелетев на ближайшую ветку, продолжила орать. У нас даже мелькнула мысль: а не сороку ли сожрали вчера ночью наши воспитанники?
     Разбуженная криками Лена отправилась на кухню готовить завтрак. Ей следовало торопиться. У неё оставалась ещё масса не собранных вещей и холстов. Меж тем после сбора вещей и завтрака она планировала ещё прощальную вылазку на Примбуль.
     И прогулка эта вновь удалась на славу! Лена шла мимо памятника Солдату и Матросу, и размышляла о том, как суров на прощание Севастополь, какими пасмурными, и вместе с тем прекрасными красками он провожает её.
     Она смотрела на город с лестницы, она видела белоснежные дома — приобретшие в пасмурности кремово-розовый оттенок — а небеса были странными, свинцово-розоватыми, тёмными над светлыми домами. Было пасмурно, но как-то торжественно-нарядно. И очень ветрено. Волосы у Лены сразу же встали дыбом. Но в момент, когда она вышла на набережную, оказалось, что красота там царит просто невозможная. Бешеный ветер гнал по небесам такие облака! Такими тёмно-сине-белыми полосами, и завихрениями, и кучеряшками разлетались они вдоль горизонта, что Лена просто разинула рот!
     А что творилось с морем! Оно было тёмно-серо-зелёного цвета, со стальным отливом, и вблизи лежало ровной гладью. Но дальше, начиная от памятника Затопленным кораблям, полоса спокойной воды заканчивалась. Там начиналось море не то чтобы штормящее, а вздыбленное мелкими треугольными волнами-пиками, как будто на японской гравюре. Эти пики сменяли друг друга, они бежали суетливо и резво, и имели странный перелив цвета, суровый и красивый. Граница между волнующимся и спокойным морем была удивительно резкой, но волнующееся постепенно наползало на спокойное.
     А какие красивые были облака, какие небеса! Время от времени проходили то паром, то катер, и вдруг начинало выпрыгивать из туч солнце! Оно бросало лучи то на далёкий форт, то на дальний берег, на Северную и Радиогорку, то на проходящий паром! И вода начинала светиться зелёным! Это было просто несказанно красиво. Лена снимала беспрерывно, маниакально — и фото, и видео, и Бог весть что у неё получалось, но делала она это вдохновенно. А ветер продолжал неистовствовать! Похоже, наш шестой месяц лета заканчивался досрочно — аккурат к нашему отъезду.
     Набережная была пустынна. Редкие киоскёры открывали свои сувенирные киоски — но тут же загораживались опять белыми створками-жалюзи, опустив их наполовину. Внутрь киосков вместе с неимоверным ветром залетали морские брызги!
     А Лена всё ходила по ларькам в поисках рюмочки с видами Севастополя, которую видела день назад и почему-то не купила. Да так и не нашла. Закончилось тем, что Лена вместо рюмки купила в свою коллекцию очередной напёрсточек. А когда снова обернулась к морю, вышло вдруг солнце, и вода засияла таким зеленющим цветом, и берега засветились, и так прекрасен был памятник Затопленным кораблям! Красота была неимоверной, но Лена уже понимала, что время поджимает. Время, назначенное Андреем, стремительно приближалось, и минут через 15 следовало быть дома, чтобы начать готовить обед, успеть пообедать, встретить Олю, и, собравшись, ехать в аэропорт!
     И Лена почти со слезами на глазах развернулась, отрывая себя за волосы от этой красоты, и пошагала по набережной назад. И, когда она почти дошла до оконечности бухты, позвонил Андрей.
     До свидания, любимый Севастополь, говорила Лена, шагая знакомой дорогой. И вот уже наши ворота, и наши кошки… Мы пообедали, допили вино, выпили чаю, и пришла Оля.
     Мы немного посидели с ней, поболтали на прощание, попили ещё чаю… Позвонил обычным образом заблудившийся таксист, и оказалось, что потерялся он на сей раз совсем неподалёку от нашего домика. И мы, подхватив чемоданы, бросив прощальный взгляд на домик и дворик, обнявшись с Олей, покатили наши чемоданы в сторону такси.
    Таксист рассказал, что приехал досрочно и провёл на Бакинской полчаса. И за это время получил массу положительных эмоций. Какой райончик! — восторгался таксист. Откуда он здесь взялся? Прямо в центре — и вдруг такое! Как здесь всё мило, уютно! Да! — согласились мы, — да, да!
    И всю дорогу мы беседовали с таксистом о чудесных местечках, о заповедных уголках. И повёз он нас прекрасной дорожкой по балке между Бомборами и Красной горкой, и мы на прощание любовались, и вспоминали свои путешествия. И увидели вдруг Инкерман совсем с другой стороны — поскольку поехали по «Тавриде»! Было очень красиво, светило солнце, и взорам нашим открывались не виденные нами ранее обрывистые бело-жёлтые скалы. «Таврида» понравилась! Ехать по ней было красиво и комфортно. За разговорами и любованием даже и засыпать было как-то жалко… И мы приехали в аэропорт, возле которого, как рассказывал наш недавний сосед Ярослав, на лужайке он едва не наступил на зайца.... Ну, здравствуй, аэропорт! До свидания, добрый человек, хорошей тебе обратной дороги!

     В аэровокзале мы сидели в узбекской чайхане, ели самаркандский плов под волшебными цветными фонариками, которые так любит Лена… Плов был прекрасным, пиво — замечательным. А потом позвонил Павел, и сообщил Лене скорбную новость. Умерла Наталья Николаевна Грамолина… Да, год 2020 был беспощаден.
     А нам пора было дожёвывать наши бутерброды, и отправляться дальше — по сувенирным ларькам, в безопасную зону и в самолёт.
     Нам опять не продали место у окна — ну да ладно, всё равно к моменту взлёта самолёта солнышко уже село. А мы с Андреем всю дорогу смотрели анимэ. И вот уже — такси до Тулы, здравствуй, дом родной! И Нина Капитоновна, ждущая нас со вкусным пирогом… И поутру Лена, открыв глаза дома, подумала, что хотя и было в этой поездке многое не в новинку, но всё равно в Севастополе было хорошо. Сразу хочется вернуться! Но на сей раз мы подождём настоящего лета…
18—19 октября 2020 г.

К О Н Е Ц


 
Tags: Крым, Севастополь, Шестой месяц лета, закат
Subscribe

Posts from This Journal “Шестой месяц лета” Tag

  • Карантинка. День Безлюдных пространств

    Итак, настал завершающий день нашего пребывания в Севастополе. С утра мы завтракали на нашей любимой кухне, за окном светило солнышко…

  • Балаклава. Северный форт

    В этот день мы планировали осмотр форта Северный на горе Кефало-Вриси над Балаклавой. Поскольку путь до Балаклавы не долог, и маршрут…

  • Байдарская яйла

    Большой рассказ о нашем путешествии на Байдарскую яйлу не вмещается в одну публикацию, поэтому пришлось разбить её на две логические…

  • Байдарская яйла. Путь к перевалу и ускользающий образ

    На этот день мы намечтали себе длинный и очень красивый маршрут. Далеко не всему суждено было исполниться, но, собираясь поутру в…

  • Бахчисарайское Староселье

    В этот день мы планировали путешествие к Ильяс-Кая. Однако, заглянув ранним утром в прогноз погоды, обнаружили, что полуостров…

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments