Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Хроники крымских странствий (часть 11)

5 июля 2006 г.

Крестовый корабль

Сегодня — целиком и полностью незнакомый маршрут. Качи-Кальон. Заброшенный пещерный монастырь. Говорят, там в небывалых размеров гроте есть источник Святой Анастасии, обладающий целебной силой. Утром накануне похода Андрей наткнулся в телевизоре на репортаж из Качи-Кальона — с какими-то безбашенными туристами, окунающимися в чёрную округлую купель. На всякий случай надеваю купальник… Добираемся до Бахчисарая на автобусе, потом пересаживаемся в автобус на Синапное. Навигацию осуществляет Андрей. Вываливаемся из автобуса в масштабном Качинском каньоне, меж двух мощных горных стен. Качи-Кальон — в левой скале. И, похоже, за поворотом, из-за которого мы только что выехали. «Туристы!» — кричит нам вслед старушка, устроившаяся на отдых в тени придорожного кустарника — «А туристы! У нас тут озеро есть! Красивое! Туда идите!» Машет рукой по направлению «туда». Смеёмся, благодарим. Идём разыскивать озеро. Тем более что на фото в путеводителе оно и вправду красивое. Интересно, у нас на лбу написано, что мы — туристы?..

Озеро обнаруживается в зелёной, поросшей негустым перелеском долине. Само озеро — тоже зелёное. Берега — в камыше и зарослях ивы. С берегов сплюхиваются лягушки, повисают, растопырив лапы, в прозрачной салатовой воде. Обходим вокруг озера. Кое-где вдоль берега — неплохие заходы в воду, почти песчаные. Видно, что здесь купаются, и купаются часто. Дальний конец озера ныряет в сырые заросли. Ну вылитый Платоновский пруд в Туле! Если бы не густо-зелёные высоченные горы с жёлтыми каменными коронами. Выходим к утоптанной площадке над водой. Из площадки растёт могучее кряжистое дерево, к ветке привязана тарзанка. Сходство с Платоновским усиливается донельзя… Следующий выход к воде — пологий, мелкокаменистый. Опять же купательный. Отсюда чудный вид на стену скалистых обрывов. Тот самый, который в путеводителе. Садимся у воды, устраиваем лёгкий перекус печеньем. Выглядывает из-за облаков солнце, вода в озере загорается зелёным светом… У отдыхающих на берегу ребят спрашиваем о Качи-Кальоне. Всё верно, надо вернуться к шоссе и свернуть налево… Снова выбираемся к подножью пугающе-высоких скал. Солнце жарит всё сильнее. С досадой обнаруживаю, что напрасно вчера утратила бдительность и наплевала на крем. Сгорела нафиг… А идти-то, похоже, по солнышку… У дороги — огромный камень с темнеющими дырами окон. Этакая отдельная келья. Карабкаюсь, влезаю в пещеру. Низковато и тесно, пыль под ногами. Забавно глядеть на проходящие машины из пещерного окошка! У самого поворота замечаем довольно правильной формы галерею из пещер. На такой высоте, что посмотришь — кепку потеряешь. И к пещерам — тропиночка. Такая, что Андрей сразу предупреждает: там не пойду! Вдоль пещер проплывает на распластанных крылах птица. Ого-го! Всем птицам птица! Огромная, хищного вида, с расписным черно-белым оперением. Разеваю рот, запрокидываю голову, теряю-таки кепку. В небе над скалой кружат ещё два черно-белых хищника. Точёные, идеально-ровные перья — как орнамент на фоне неба…

Большой грот

За поворотом открывается наконец вид на монастырь. Безнадежно опускаю руки. Такого масштаба никаким фото не передать. Как, прочем, и видео. Чума какая-то… Если это так выглядит отсюда, снизу — что же будет наверху? Кстати о «наверху»… Оглядываемся в поисках хоть какого-то подобия тропы. Увы… Движемся вдоль скалы, впереди замечаем микроавтобус и группу из нескольких человек, тоже явно намеренных посетить монастырь. Среди них, видимо, имеется экскурсовод — и после короткого замешательства группа начинает подъём. У монастырской стеныИ впрямь — тропа. Не тропа — тропка. Не похоже на дорогу, по которой систематически водят толпы экскурсантов… Ну да ладно, лезем! Вот уж лезем — так лезем! Тропочка ещё та. А высота… Останавливаемся передохнуть, оглядываемся. У-у-у… «И здесь мы будем потом спускаться?» — безнадёжно интересуется Андрей. Жму плечами. Придется припомнить испытанный метод. На пяти точках опоры… Уши до шоссе доедут… А какая вокруг-то красотища! Какие горы! Если б ещё не жара, так её разэтак! Сама виновата, не будешь про крем забывать… Слева в кустах мелькают пещеры. Не останавливаемся, лезем дальше. С языками на плечах. Ещё немножко… Все, наконец-то ровное место. Поднимаю голову. Так. Самое время остановиться. И сказать… ну, короче, чего-нибудь сказать. Хотя слов нет. Это ж просто обалдеть можно! О-бал-деть! Под нами — ровная площадка, поросшая ярко-зеленой травой. Тенистая. Тень — от нависающего над головой… как назвать-то это — непонятно. Каменные арки, лепестки, карнизы. Высоты и размеров просто неимоверных. Форм самых причудливых. Вдоль всей стены — кельи в два этажа. А справа, у тропы, на каменной площадке — жёлто-белые глыбы известняка. Ажурные светящиеся спирали. Даже не верится, что это всё природа изваяла — до того необычно и затейливо… Проходим мимо этого сада камней, сворачиваем влево. Тропа уводит вверх, опять делается тенистой, а затем — и сырой. Вот теперь видно, что близко источник… Собственно, мы уже в гроте. Справа — обрыв и площадка с ярко-рыжей травой. Впереди — исполинская арка грота с нависающим каменным козырьком. У входа в грот — огромная, с узловатым стволом черешня. Говорят, ей двести лет. Взбираемся по мокрой тропе, выбираемся на каменный пол грота. Да, Церетели рыдал бы от зависти… Здесь скульптор — сама природа, а с ней в монументальности трудно спорить. Человек тут приложил руку, конечно: пещеры в стенах, пещеры в полу… Вот родильня — выбитый в скале бассейн с лавочками-ложами. Сюда поднимались рожать женщины окрестных деревень… Но сам грот — творение природы. Неохватный взглядом, красивый мрачной, угрюмой красотой. На тенистых стенах — рефлексы от солнца. За стенами — сине-зелёная панорама окрестных гор. Жёлтое сияние листвы древней черешни. И ласточки, вьющиеся у огромного каменного котла, внутри которого — пространство из воздуха и света. На сводах в вышине ютятся глиняные гнездышки… Источник Святой Анастасии — круглое отверстие в камне, заполненное водой. Полтора метра в глубину. Вода чёрная, в ней плавает кто-то мелкий и шустрый. Без колебаний отменяю купание. Ну его от греха… О целебных свойствах источника никто достоверно не знает, а вода здесь если и проточная, то проточная очень уж медленно…В алтарной нише над источником расставлены иконы. На дальней стене, справа, аккурат там, где должна бы начинаться тропка к галерее пещер, надпись — «КОНЕЦ ОСМОТРА». Ну, вот и ладненько!

Монастырская стена

Налюбовавшись видом из грота, начинам спуск вниз. Не очень, надо сказать, комфортный ввиду некоторой проточности источника. Съезжаем наконец на зелёную тенистую полянку под каменными карнизами, присаживаемся перекусить. Решаем проверить, куда ведёт тропа, по которой, как мы заметили, увёл экскурсовод наших сотоварищей по подъёму. И не зря решаем! Тропа, как вскоре выясняется, и есть основной экскурсионный маршрут. Через очередную сеть двухъярусных келий она ведет нас всё ниже, ныряет в тень деревьев, делается ровной и широкой. Тут, в лесу, нам встречается большая экскурсионная группа, сидящая у огромного камня с выдолбленным внутри храмом. Ещё один подобный храм скрывается рядом, в кустах. Тропа полого спускается к шоссе. Здесь обнаруживается табличка: «ПЕЩЕРНЫЙ МОНАСТЫРЬ КАЧИ-КАЛЬОН. ВХОД ПЛАТНЫЙ». Однако, это мы хорошо зашли! Мысленно благодарим удачно подвернувшегося экскурсовода — знатока тропок. Идём по шоссе. С чувством полного удовлетворения. По пути натыкаемся на родничок у расщелины в скале. Наверное, раньше это было райское местечко. Тенистое, с кипарисами, с фонтаном… теперь все безнадёжно загажено. На ветвях деревьев болтаются уродливые гирлянды тряпочек-веревочек — дурацкий атрибут всех сколько-нибудь примечательных и доступных южных мест. Ладно, вода вроде питьевая… В пяти минутах ходьбы от родника ловим наконец автобус на Бахчисарай. Тот самый, на котором приехали. Ну вот, мы молодцы!

По приезде в Севастополь устраиваю-таки себе купание. Зря, что ли, весь день купальник таскала? Ныряю с Хрустального. Над бухтой — тучи, но стоит мне окунуться в воду, как возникает солнце, образуя вокруг в сочетании с тучами полную красоту. Андрей уже жалеет, что не взял с собой плавок… У входа на пляж резвится потрясающе-кавайный котенок. Маленький, полосатый, стремительный и потешный. Азартно охотится за сухим листком. Листок подхватывают порывы ветра, котенок выписывает уморительные пируэты. Эх, где ты, Лёша?!


Забегаем на базар, покупаем «Пино-Гри» — и устраиваем себе роскошный ужин. Это ещё не вся сегодняшняя программа! Хочу в Херсонес! Тем более что необходимо уточнить, какие спектакли завтра идут в Античном театре. Да и вообще — просто хочу туда и всё! Запихиваем вино в рюкзак. Вперёд!

Идти решено пешком, и мы движемся знакомыми переулочками, двориками (которые просто-таки на глазах наполняются кошками и котятами! И одноухий чёрный бандит — тут, трётся о какой-то забор). Немного заблудившись, выходим наконец на 6-ю Бастионную. Эх, а как звучит! Крапивин тут, кажется, уже про каждый камешек написал! Улица приятная, тихая. Заканчивается лесенкой — вниз, мимо гостиницы «Крым». Ого-го, сколько мы сократили! Однако солнце-то совсем садится, к закату не успеваем…  Прыгаем в удачно подошедший троллейбус. Знакомой дорогой — по Дм. Ульянова. Ну, здравствуй ещё раз, Херсонес!

Ночь в ХерсонесеА солнце-то уже село. Хотя не должно было… Что-то тут не так. То ли со временем, то ли с горизонтом… По небу на морем распласталась розовая полоса, руины города тонут в наплывающих синих сумерках. Над колоннами базилики поднимается луна. Ставлю камеру на камень — получается роскошный сумеречный кадр. Унесу с собой… Всё это унесу — и вечер, и луну, и плеск волн. И матовый свет камней в темноте. И этот запах летней ночи. И тепло колонн… Прикасаюсь пальцами к гладкому, бархатному камню. Над головой загораются звёзды. Иду от колонны к колонне. Две женщины в уголке базилики смотрят на меня. Кажется, как на дуру. Пусть.

Темнеет окончательно. Толпы посетителей редеют. Устраиваемся у стен базилики. Загорается подсветка на Владимирском соборе. Где-то над морем возникает прерывистый, раскатистый рокот. Пропадает. Возникает опять. Переглядываемся. Что это было? «Слушай,— Андрей кивает на темнеющее море,— это там облака? Или, может, цунами?» Это, конечно, облака. А звук рокочет опять. Жутковато… Потому что — непонятно что. «Представляешь,— говорит Андрей,— вдруг берег цунами накрывает! А мы — тут…» Представляю. Базилику жалко… По небу вдоль горизонта летит звезда. Быстро так летит, яркая… «Загадывай желание!» — говорит Андрей. «Какое желание? Это не падающая звезда». Да уж, не падающая. Летящая. Наконец приходит и звук — знакомый уже. Истребитель — вот что это. Справа, потом слева, потом над морем. Учения у них, похоже. Ночные. Тьфу, заразы! Разрушают атмосферу…

Лунная кошкаПьём вино, вглядываясь в темнеющие руины. От поднимающейся луны по земле тянутся длинные тени. В ленном свете мимо проходит кошка, скрывается у базилики. Надо же — кошка в Херсонесе! Это вместо ежей нам бонус, что ли? Решаю снять базилику с собором. Пристраиваюсь между двух камней на краю стены. Андрей, понаблюдав за моими упражнениями, сам берет камеру. Собирается занять мое место у камней… останавливается. На месте, где только что стояла я, сидит кошка. Шепотом радуюсь, на носочках подбираюсь поближе. А что если тебя погладить? Ой, оказывается — очень даже можно! Ещё и мурчим, да как громко! Шерсть у кошки мягкая, в ней блестит лунный свет. Кошачьи уши трутся об мою руку.

Допиваем вино, сидя на камне. Кошка, свернувшись в пушистый клубок, втыкает на луну. Становится совсем темно, но на фоне светлого херсонесского камня силуэт кошки читается отлично. И мы размышляем о том, жили ли кошки в древнем Херсонесе.

Потом мы чешем кошку на прощание, благодарим за приятную компанию. Кошка отвечает благосклонным мурком. И остаётся наблюдать луну. А я ещё раз прохожу через ночную базилику и прикасаюсь прощально к колоннам.

На выходе мы обнаруживаем, что с утра сильно выросли над собой. Ворота Херсонеса заперты, и на просьбы отпереть нам предлагают выйти через Солнечный пляж, а потом сетуют: вы ж все местные, знаете — в 22:00 заповедник закрывается! О как! С утра ещё «туристами» были! Потом нас всё ж таки выпускают. Ах, как пахнут эти южные Херсонесские ночи! Больше так не пахнет нигде на свете! И мы неожиданно для себя отправляемся домой пешком. Дорога через овраг при ночной прохладе кажется простой и быстрой. Зато лесенка на 6-ю Бастионную неожиданно оказывается ой какой длинной! А с неё, сверху — город внизу как на ладони, сплошные разноцветные огни… Идём по тёмным улицам, Андрей светит фонарем, и по всем углам шарахаются быстрые кошачьи тени. Возникает отчетливое ощущение, что дом где-то близко. Ага! — радуется Андрей. Вот казармы, а вот мусорные баки! Значит, вот он — наш поворот! Сворачиваем. Ничего себе пейзажик! Идеально ровная дорога между идеально ровных, высоченных пирамидальных тополей. Силуэтами на фоне неба. И между силуэтами, идеально по центру — ослепительная луна. И свечение по небу. Аж мурашки по коже… Нет, что-то тут не то! Не наш это поворот, хоть режьте! Не было там у нас тополей. И дороги такой прямой не было. И дома были справа-слева, а тут — сплошные заросшие откосы… Стоп! Это Андрей пушку справа углядел. Ну, слава Богу! Теперь всё понятно. Просто развилка сложная, из неё два поворота под разными углами. А мы второй в темноте не увидели. От пушки дорога знакомая. Ура! Очень романтично, между прочим, получилось! Радостно вваливаемся в свой дворик. Кошек нет… В приподнятом настроении пьём чай на улице. Луна светит слева, над крышей. Там, где и должна быть.

Перед сном случается ещё одно маленькое происшествие. Андрей оттаскивает меня от помывки посуды с загадочным лицом. «Идём, покажу, кого я нашел. А у тебя точно разрыва сердца не будет? Предупреждаю: ног там много…» В углу комнаты мне демонстрируют мою старую знакомую. Мухоловку. Сидит себе на стене, поводит усиками. Усики у неё с обоих концов туловища — и происходит маленький спор на тему «где голова». Предлагаю зверюгу не трогать, потому что во-первых — жалко, во-вторых — нельзя её давить на белёной стене, а в-третьих — она все ж таки комаров ловит. Вон, над нашей кроватью один сидит… Андрей высказывается в том смысле, что не хочет, чтоб она туда кушать приходила. Так что вечер всё же заканчивается смертоубийством… Выношу остывающее тело на клумбу во двор. Кошек по-прежнему нет. Луна смотрит укоризненно…
 

6 июня 2006 г.

В очередной раз проспали… Что, впрочем, неудивительно после вчерашнего дня. Сегодня у нас — день релаксации. Купание-загорание. Приятный сюрприз к завтраку — за ночь с хозяйского дерева нападало в траву абрикосов. Так что наше меню несколько разнообразится…  На катере добираемся до Радиогорки. Ехать решили на верхней палубе. Красотища! Открытая палуба, приятный ветерок. От Радиогорки спецмаршрутка прямиком довозит до пляжа Учкуевки. Пляж песочный, море тёплое. Правда, начинает подниматься волна. Но так даже веселее. Лежим у воды, постепенно отползая вглубь пляжа. Волны всё дальше заползают на берег, и время от времени пятки наши неожиданно оказываются в воде. Провалялись-прокупались весь день. Пора, однако, спешить. На вечер у нас в планах спектакль в Античном театре. А надо ещё добраться до дома и поужинать. Дом — совсем близко. Но это только если по воде. Торопимся к причалу. Сворачиваем, пытаясь сократить путь. Удаётся. Приятная дорога — мимо каких-то баз отдыха, по миленькой сосновой посадочке… Проходим частный сектор — и оказываемся на знакомой улице. По ней мы год назад так же возвращались на причал. Правда, один катер уходит у нас из-под носа — зато почти тут же появляется другой. Минут через десять мы уже в Артбухте. Вот и славно!

Возвратившись домой, обнаруживаем наконец объявившегося Валеру. Вскоре приходит и Оля. Готовлю на скорую руку яичницу, усаживаемся за стол. Смеясь, рассказываем хозяевам про наших ночных гостей. Валера кивает: «Да, я их гоняю время от времени. Но у них тут тропа проходит — ничего не поделаешь…» Естественно, заболтавшись с хозяевами, задерживаемся дома дольше запланированного. В Херсонес летим галопом. Но успеваем-таки до начала спектакля. В амфитеатре народ сидит прямо на каменных скамьях. Правда, зрителям выдают кожаные сидения… Сцена подсвечена закатным солнцем. Камни, кипарисы. Роскошно… Спектакль — «Эзоп». Неплохой, кстати, спектакль. Хорошо смотрится в антураже. И играют неплохо. Во всяком случае, лучше, чем ожидалось. Эзоп хорош… Народ аплодирует стоя. И меня спектакль порадовал. Что хотела, я получила. Да и Андрей теперь нет-нет, а Эзопа цитирует…

 

После спектакля идём прощаться с Херсонесом. До официального закрытия, как мы теперь знаем, ещё целых полтора часа. Солнце, разумеется, уже село. Хотя вроде бы ещё не время. Со временем тут что-то явно не в порядке... Над горизонтом опять сияет розовая полоса. Последний привет заката. Бродим по развалинам города. Проходим мимо подземного храма, мимо Крещальни, мимо Туманного колокола. Обнаруживаем у основания торговых построек подземный ход. Жаль, не видели раньше… В темноте ход выглядит черным провалом. А фонаря у нас с собой нет… В последний раз трогаю рукой теплые камни Херсонеса. Бросаю прощальный взгляд на базилику. У Владимирского собора колонны подсвечены мистическим холодным светом. Смутно мерцают в темноте развалины городских стен и башен. Выходим на освещенную фонарями улицу. Гляжу влево, потом — назад, пока Херсонес не скрывается за деревьями окончательно. В который уже раз я с ним прощаюсь? «О чём задумалась?» — спрашивает Андрей. Да собственно, ни о чём таком особенном. Просто мне почему-то всегда грустно отсюда уходить…

В последний раз проходим знакомой улицей, над которой витает знакомый ночной запах. На троллейбусе добираемся до дома. И устраиваем себе роскошный ужин с вареной колбасой, сыром, огурцами — и абсолютно замечательным «Мускатом Таврическим». Ага, вот и наши кошки! Потянулись на запах… Осторожные бело-черные лапы ступают поверху калитки. Затаиваем дыхание. Пятнистая молния бесшумно пролетает с калитки за забор, на улицу. Ага, этот по двору пройти постеснялся. Зато одноухий не стесняется! Спускается обычным своим путем — по бетонному бортику. Глядит внимательными зелеными глазищами. Пытаюсь угостить его сыром. Нет, Валерины воспитательные мероприятия кошкам всё же даром не проходят. Сыр одноухий не берёт, шарахается в сторону кустов. Ну и ладно, как хочешь! А то ещё скажут хозяева, в самом-то деле, что мы вас прикармливаем!

 


 Текст: Елена Свиридова (2006 г.), Андрей Илюхин (2006-2010 г.г.)
Фото: Андрей Илюхин (2006 г.)

 

Tags: Качи-Кальон, Херсонес, видео
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments