Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Карадаг. Лето в январе

Коктебельское утро     Утром восьмого января мы встали пораньше, чтобы не прозевать рассвет. В восемь утра мы были уже на восточном краю Тепсеня, откуда открывается панорама на посёлок и всю Коктебельскую бухту. Но безрезультатно – густая облачность не дала нам насладиться яркими красками. Только по редким просветам в облаках мы поняли, что солнце уже встало, и грустно поплелись по плато к дому. Во дворике мы встретились с нашим хозяином – Игорем, который с интересом порасспрашивал нас о наших похождениях. Он очень удивился, что мы так и не побывали на Кара-Даге – всё это время, каждое утро мы звонили указанному нам леснику, но он (справедливо) ссылаясь на погоду, откладывал нашу экскурсию на завтра. Вот и сегодня, глядя на тучи над заповедником, он тоже отказался идти в горы. Расстроенный Игорь очень не хотел, чтобы наши рождественские каникулы прошли без посещения столь чудного уголка крымской природы. И пообещал нам сегодня непременно организовать восхождение!

Памятник Макимилиану Волошину   Коктебельский причал

         Организовывал он недолго – уже через полчаса мы договорились на полдень о встрече с другим сотрудником заповедника. Как впоследствии оказалось – отличным проводником и замечательным рассказчиком. Ну а пока у нас образовалась пара свободных часов, мы решили прогуляться по набережной, да пополнить продовольственные припасы в холодильнике. Прогулка показала, что на улице становится не по-зимнему жарко. Пришлось думать, как так полегче одеться, чтобы не замёрзнуть наверху и к вечеру. Меж тем, к полудню градусник на крыльце показывал +20оС! Сую в рюкзак куртку и водолазку, а сам в красной футболке радостно шлёпаю на встречу с нашим гидом. Надо сказать, он совсем не обрадовался столь яркому моему наряду, но я успокоил его тем, что взял сменную майку – чёрную. Привлекать к себе внимание в заповеднике не стоит, даже если вы идёте со штатным сотрудником – лесник в бинокль своего может и не узнать, а бежать зря километр-другой, дабы поймать нарушителей, ему будет наверняка обидно!

Карадаг. Лето в январе.

         На сей раз, уже не боясь быть пойманными, мы спокойно и совсем не заметно за беседой мы поднимаемся вдоль хребта Сюрю-Кая к Северному перевалу и выше через лес по руслу оврага к вершине Малый Карадаг. Лесную тишину время от времени нарушает лай косуль – где-то совсем рядом. Совершенно неожиданно нас порадовал заповедный заяц – круглый и пушистый, как кролик, он не спеша перешёл нам дорогу и очень деловито ушуршал вверх по склону балки. На выходе из леса пришла пора сменить ярко-красную майку на более незаметную чёрную, тем более что самый крутой подъём остался позади. Осталось слегка подняться до вершины Святой по узкому перешейку, соединяющему её с Малым Карадагом. Вот в конце этого «проспекта», почти что у закрытой лесом вершины, и находится легендарная могила древнего целителя. Мы в центре горной системы, и отсюда потрясающие виды на весь Карадагский массив и на Эчки-Даг. Здесь наш проводник пересказывает нам историю Азиса-Асклепия.

На вершине Святой         «Легенда об Азисе, приведенная профессором Марксом в его собрании татарских легенд, сложилась в среде отузских татар, старавшихся объяснить странную культовую практику, далекую от ортодоксального мусульманства. Сущность её заключалась в том, что на вершине Святой горы якобы находилась могила безымянного святого, исцелявшая больных. Конфессиональная принадлежность святого оспаривалась христианами: армянами, греками. И мусульмане, и христиане считали святого «своим».

         Вероятно, перед нами в чистом виде феномен, когда «место силы», то есть проявления особых свойств гео- и биомагнитной энергии, люди старались объяснить исходя из привычных представлений своей конфессии. Подобные места еще в эпоху древнейшей мегалитической культуры отмечались огромным камнем (менгир, дольмен). Сегодня высказано мнение, что камень-мегалит аккумулировал эту энергию».

Мегалиты на вершине Святой         Есть мнение, что «могила» представляла собой большую каменную плиту без каких-либо надписей и знаков, и что после войны, во время депортации татар, камень разрушили. Может и так,  документальных свидетельств тому нет. Но на вершине, недалеко от современной могилы, «восстановленной» в девяностых вернувшимися крымскими татарами, рядом с венчающим тригопункт православным крестом, можно видеть удивительные камни. Их ровные грани и кажущееся неслучайным расположение позволяют заподозрить в них древние менгиры. А если так, может, никакой «могилы» и не было?

У могилы святого         По легенде сюда «…вела торная тропа из Кордонной балки и места «дет' пущат татарето» (места, куда пускают татар) – открытого участка, достижимого для телег. Там татары, привозившие больных, немощных, бесноватых и эпилептиков, устраивали привал, обедали, а с наступлением прохлады втаскивали больных по тропе на вершину.

         Достигнув могилы, совершали намаз при заходе Солнца, после чего отрезали пряди волос, полоски одежды больных и привязывали их к ветвям окружающих деревьев. С наступлением темноты укладывали больных на плиту, покрытую овчинами, и оставляли на ночь.

         Во сне больным являлся дух святого и либо посылал исцеление, либо объявлял причину болезни, подавал знак, каким образом отвратить болезнь. Поутру, после пробуждения и утренней молитвы, толковали сны и определяли способ лечения. Завтракали там же, жертвуя куски пищи и оставляя монетки среди камней вокруг плиты.

         Насколько эффективным было подобное лечение, трудно сказать. Но сам обычай, невзирая на суры Корана, поразительно напоминает обряд исцеления в храмах античного Асклепия (Эскулапа). Во всяком случае, все основные его элементы налицо. ... Александр Полигистор (I в.) в пересказе Элия Геродиана (конец II в.) и Стефана Византийского (VI в.) сообщает о «Святой (горе): месте в Скифии, в котором почитается Асклепий». И еще: «Ложная Артака, холм в Скифии, после так называемой Святой горы». Это известие ценно прежде всего тем, что отме­чает древнюю таврическую традицию почитания бога-врачевателя на вершинах гор. Весьма вероятно, что под Святой горой Александра Полигистора подразумевается наш Кара-Даг.

         Получается, что в Таврике, на Святой горе, почитали Асклепия за шесть веков до Мухаммеда и за двенадцать веков до прихода татар в Европу. Вероятно, татары переняли традицию языческого культа у остатков автохтонного населения Таврики (тех самых «неверных», от которых остались словесные воспоминания в названиях Гяур-Бах (Виноградник Неверных) и Гяур-Чешме (Источник Неверных) в Кара-Даге…

         Выбор Кара-Дага в качестве места культа Асклепия и благочестивых христианских и мусульманских его ипостасей не случаен. Гора обладает мощной геомагнитной энергетикой, источником искажения хода электромагнитных изобар (магнитная аномалия), что, вероятно, сильно влияет на окрестный климат, растительный и животный мир». («Старый добрый Коктебель». Фадеева Т.М., Шапошников А.К., Дидуленко А.И. — Симферополь, 2004.)

`И волны гор, и зеркало залива, И тишина небес в безмолвии земли`

         Кара-Даг - тур. «черная гора», перенос анатолийского названия высокой горы Кара-Даг. Она же Азе - «святость», она же Святая (576 м). Изначально - клишированное сложение кара - «чёрный» и турец. (огузск.) да:г - «гора, горная цепь, лес, бор». «Оригинальное» толкование из казахского кыр, кыра - «сопка» надо признать совершенно неверным. Ороним Кара-Даг был механически перенесен колонистами караманлисами из вилайета Конья, где величественная вершина Кара-Даг (2271 м) господствует над пос. Кылбасан и Буруноба.

Золотой  Сфинкс   Кийик-Атлама в облаках

         Как-то незаметно пролетело время – вот мы уже стремительно, по крутому склону, съезжаем по осыпям к Южному перевалу и ущелью Гяур-Бах. Со склона открывается совершенно незнакомый вид на 42-метровую башню скалы Шайтан-Бармак. Она же – Великая Герма, Карадагский Сфинкс, Перст Дьявола и она же – знаменитый Чёртов палец. Подобно маяку возвышается она над Коктебельским заливом, над которым, меж тем, появляются облака, постепенно скрывая от нас далёкий мыс Кийик-Атлама.

         От перевала мы делаем вылазку в «Сад неверных» и здесь расстаёмся с нашим проводником – он спешит домой, а мы получаем разрешение самостоятельно прогуляться до Сфинкса и напутствие спускаться до дороге, никуда не сворачивая.

Чёртов палец и Сад неверных  Пальцы Сфинкса

         Но как только мы оказываемся у Чёртого пальца, мы совершенно забываем о времени и о том, что мы остались без сопровождения. Мы этому только рады! Потому что, во-первых, на южном склоне Магнитного хребта чуть в стороне от Сфинкса торчат из горы «пальцы» поменьше, образуя вместе с башней большого Пальца этакий Стоунхендж. Опять в голову лезут мысли о «местах силы», менгирах и древнегреческих мифах. Но фантазировать некогда! Потому что, во-вторых, над Коктебелем нам показывают захватывающее тетрально-погодное действо под названием «Раскинулось небо широко».

Возвращение зимы

         Ну или не так, а «Возвращение зимы». В общем, в течение, может быть, часа мы наблюдали, как на наших глазах вся видимая глазу Киммерия, от Кийик-Атлама до Карадага, скрывается под облачным одеялом. Причём эта, совсем не выглядящая тёплой, перина не прилетела откуда-нибудь из Феодосии, а образовывалась в небе прямо у нас на глазах! Вот только что был виден залив, а вот уже скрываются домики Коктебеля и исчезла Хабурга. Последние волны облачного прибоя бьются в скалы Сюрю-Кая, и мы понимаем, что облака становятся толще и лезут всё выше, что ещё немного и накроет нас. Делать нечего – спешим вниз по дороге. Полюбоваться видами с которой уже не успеваем – порыв ветра, и вот уже растворился хребет Кок-Кая, а через минуту не видно и Магнитного, где мы только что любовались этой мокрой и холодной «периной».

Сюрю-Кая в приливе облаков   Злата падинка

         И вот мы уже идём в светящемся тумане, а растворяющиеся в нём дорога и столбы, на минутку проявляющиеся домики будят ассоциации с Зоной, и мы невольно чувствуем себя сталкерами. Плакаты из советского прошлого и заброшенный пионерлагерь на окраине посёлка только усиливают впечатление.

Таинственная  вершина   Пустой кордон

Уступи ежу дорогу!  Коктебель в тумане (Е.Свиридова)

         А у моря уже совсем не жарко – термометр у «Грифона» показывает +8оС, но нам, избалованным летом, которое мы случайно застали на Кара-Даге, кажется, что гораздо холоднее. Надеваем на себя всё что есть, делаем серию дежурных кадров у моря и через по Десантников эвакуировались греться домой.

Ленивое море 

         На следующий день нам предстоял отъезд с Феодосийского вокзала, но до полудня мы хотели «урвать» ещё немного впечатлений и с утра пораньше подняться к могиле Волошина. Поэтому вечером нам предстояла укладка ненужных вещей и ранний отбой. А завтра нас ждали подснежники.



Tags: Карадаг, Киммерийская зима, Коктебель, Крым
Subscribe

Posts from This Journal “Киммерийская зима” Tag

  • Гора Большого Человека

    С утра мы предприняли ещё одну попытку застать рассвет, но нас опять ждала облачность, и лишь редкие пурпурные просветы показывали, что…

  • Рождественский поход на Коклюк

    Рождественское утро тоже не предвещало хорошей погоды. Через Кара-Даг переползала и стекала вниз по склонам толстая перина грязно-серых…

  • Долгий путь на Туар-Алан

    Лучше гор могут быть только незнакомые горы… Летом 2007 года нам удалось в компании Александра Ивановича Дидуленко прогуляться…

  • Секретный монастырь

    Несколько лет назад, путешествуя по окрестностям Коктебеля, мы обратили внимание, что кроме автобуса на Курортное, до Коктебеля из…

  • Средневековый монастырь и источник под Сюрю-Кая

    Утро третьего января выдалось в Коктебеле солнечным, и мы очень рассчитывали на персональную экскурсию по Карадагу, благо хозяин дал нам…

  • А на Новый год в Киммерии цвели подснежники…

    Правда, приехав второго января в Коктебель, мы об этом ещё не знали. Собственно, в первый день мы никуда и не выбрались – гуляли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments