Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Мечты сбываются


     Вот и снова хочется спать, жара и медленный Интернет! Но сбыча мечт требует этих незначительных жертв, и эти самые мечты уже начали потихоньку сбываться. Во-первых, мы вернулись в Севастополь, а во-вторых, в первый же вечер осуществилась давнее желание провести вечер на мысе Херсонес, полюбоваться закатом с видом на маяк и рассмотреть новую достопримечательность этих мест — современные петроглифы….

     Мы проснулись от горячих лучей настойчиво заглядывавшего в окна солнца. Вагон стремительно нагревался, от ночной прохлады не оставалось и следа. Но можно было высовывать руки в раскрытое окно тамбура, и тогда ветер закручивался вокруг пальцев тугими прозрачными струями. Плыли мимо оптимистично-зелёные поля. И висела в небе изрядно поблекшая, но настырная луна. И уже расцвели розовыми и бордовыми гроздьями скумпии, похожие на распушившуюся меховую сирень. А вдоль дороги покачивали головками алые маки, и сиренево-синими полосами прорезал зелень пейзажа Сиваш, окаймлённый белыми поясами соли и оранжевыми мазками водорослей. Мы ехали в Крым — и за это прощали (все кроме Юли) вагону его неизменную маятную духоту.
     10 июня Валера встречал нас на вокзале (святой человек!). Севастополь распахивал свои гостеприимные объятия — солнце, буйная зелень плавящихся от зноя улиц, запах моря — всё было так, словно мы и не уезжали никуда. И дворики Бакинского тупика с розами и кошками, и старые домики, и даже наша любимая комната — всё осталось прежним, уютным и родным (шторки новые!). Мы сбегали в магазин, приняли душ и пообедали варениками в просторной кухне с видом на двор и соседский пирамидальный тополь. И поспешили на встречу с Валерой и Олей — к мысу Херсонес. Туда, где на прибрежных камнях ждали изваянные неизвестными энтузиастами барельефы…
     Пройдясь по берегу между купальщиков и туристов — мы в конце концов бесцеремонно потревожили покой милующейся парочки. А вот пусть знают, как посреди произведений искусства укладываться! Мы тёрлись боками о стенки палатки, выискивая ракурсы. Это и впрямь было сделано искусно! Кому-то достало и вкуса, и терпения, чтобы породить эти маленькие шедевры, впечатанные в камень на всеобщее обозрение и всеобщую же радость. Готичный лев, вписанный в окружность, бесшабашно-отвязный кот, стилизованная рыба, обнимающая полосу прибоя, изогнувшаяся змея, сплетающийся в хитрые узоры спрут… И ещё какие-то каменные лики, глаза, фигуры… В волнах у берега плескался чёрный китайский дракон. И вполне функциональная ванночка — с предусмотренным отверстием для слива волы в море (!) — обрамлялась бортиком с греческим узором, а от края его глядела в волны каменная голова…
     И когда заезженные нашим настырным вниманием влюблённые снялись наконец с налёженного места — под их палаткой обнаружились морской конёк и монументальная рапана… Мы тем временем успели и насниматься, и налюбоваться, и накупаться вволю в на удивление тёплой и спокойной воде. И радостно расположились на месте ретировавшейся пары. Вечер был тих и ласков, осторожно плескались волны. Садилось в море у маяка красное солнце, и барельефы выкрашивались сперва в оранжевый, а потом и в розовый цвет. Мы пили на камне молодое вино — за встречу, за искусство, за чудный вечер. Место было наполнено какой-то доброй энергией, и не хотелось уходить. Темнело небо у горизонта, и ртутно светилась синевой морская гладь, и белый-белый катер скользил между небом и морем к огненно-рыжим изгибам мыса. Потом синева стала серебристо-серой, солнце разлило из-за горизонта в небеса прощальный сиреневый цвет, и пейзаж весь сделался словно вышедшим из-под кисти художника-модерниста — из изгибов, и завитков, и сдержанно-энергичных фактур… Мы шли к машине чудесной в сумерках тропой вдоль серебристо-серо-зелёных трав у обрыва, синело небо, и пахло терпко и восхитительно — летней херсонесской ночью… И, не желая заканчивать чудный вечер, мы отправились с Олей и Валерой в кафе, и даже футбол, громогласно изливавшийся из мониторов на стенах, не мог помешать течению беседы…
     Потом мы возвращались домой по Шестой бастионной и в свете фонариков устроили охоту за шелковицей. Окутавший деревья паутиной местный шелкопряд в лучах фонарей выглядел жутковато, навевая воспоминания о свежепросмотренном «Прометее». Прохожие косились на нас диковато — а мы всё блуждали в подсвеченных снизу древесных кронах, и шелкопряды сыпались нам на головы. Ночь была чудесна и тиха. И мы дружно признали наш первый севастопольский день — более чем удавшимся!
Tags: Крым, Севастополь, Севастопольские каникулы '2011
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…