Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Category:

Тоже Балаклава

     Волшебное слово «Балаклава»… Место, которое манит возвращаться — неизменно, снова и снова. И в который уже раз мы садимся в автобус № 9 — чтобы опять погрузиться в неповторимую атмосферу старых улочек и уютных палисадничков, лепящихся прямо к скалам домиков. А потом, конечно же, опять будут разнопёрые ялики и катера, расцвечивающие искрящуюся гладь бухты!

     Город тонкой лентой зажат между двух гор, и каменные лесенки уводят вверх, мимо «хрущёвок» и старых сараев. Здесь переулки утопают в вишне и шелковице, а из-под каждого куста и забора сверкают насторожёнными глазищами поджарые коты. Один из котов — чёрно-белый, с толстыми пушистыми лапами и безнадёжно-драным хвостом — шествует мимо нас вверх по узенькой лесенке.
     Мы поднимаемся следом, в пронизанную солнцем жаркую неизвестность. Лесенка упирается в вывеску с названием улицы. Если кому-то это о чём-нибудь скажет, то вылезли мы не куда-то там, а на улицу Василия Жукова. Она траверсом извивается по склону горы, вокруг частные домики, заросли алой вишни — и неожиданно сладкой алычи. Кругом растут грецкие орехи, ещё зелёные, но уже крупные.

А алыча аккурат напротив!
     И среди этого великолепия лысым бетоном — санаторий «Горняцкий», с видами на панораму окрестных гор. Белые заборы увиты цветущими розами, розовыми и густо-красными. Здесь всё любовное, ухоженное. И желающие могут тут остаться — «продаётся» — надпись на калитке чудного белого домика с выкрашенными в зелёный окнами и зелёным шаром на белоснежном фигурном заборе. Эх… «Чтоб наши возможности всегда совпадали с нашими желаниями»!
     Спускаемся вниз — в тенистый мирок ветшающих двухэтажных домиков с уютными верандами, балкончиками, арочками — хочется залезть во всё это с ногами и по самые уши, разглядеть, пощупать — любопытно и неловко. Из дверей сыплются дети, горланят по-одесски колоритные тётушки, бродят неизменные коты…


Очень похоже на действующую модель увлажнителя воздуха!
     Вдруг совсем необычный дом — с зубчатой башней, в которую ведёт лесенка, заканчивающаяся прямоугольным ящиком-скворечником. У дома уютный палисадничек с черешней… Здесь наши разинутые рты привлекают наконец внимание. «Ребята, а чем интересуетесь»? Ну вот, поди объясни, что интерес у нас чисто эстетический…
     О! Это, между прочим, не просто дворик. В этом сюжете нет ничто особенного, кроме маленькой таблички, что це «Пам’ятка исторii, мicтобудувания i архитектури», а именно: Будинок М.П.Костанiдi. То есть именно здесь частенько останавливался А.И.Куприн, водивший дружбу с местным рыбаком Костаниди. И бабушка там живущая очень колоритна — явно из «бывших». Впрочем, снимать постеснялись...

Двигаемся к набережной!

     На набережной — неспешное солнечное гуляние. Яхты и катера, настырные предложения морских прогулок. И крупные рыбы в прозрачной близкой воде. Неспешно ползём мимо скопления колоритных яликов и лодочек...


Кот-попрошайка — сначала давали рыбки, а потом пенделя!

Рай для художника — в каждой лодочке картина!

И, как ни банально — забытая Родина...
     Наконец, тушим летний зной на городском пляже. Морем и пивом. Пиво холодное, разливное и безумно вкусное в этой жаре, а вода морская! Пусть и не очень-то чистая — но уж больно жарко печёт солнце. С шипением — бултых! Из спасательной рубки эпизодически доносится голос, темпераментно объясняющий нарушителям водного распорядка, что буйки расположены так близко к берегу не для красоты, и какие неприятности случаются от встречи на воде с катерами…
     С интересом наблюдаем валяющегося в тени лавки белого кота. Кот имеет вид до такой степени непрезентабельный, что становится жутковато за судьбу своих босых ног, стоящих там, где он мог совсем недавно лежать. При всей нашей любви к котообразным — даже тени мысли не мелькает, чтобы это сфотографировать! Кот подран весь, от ушей до хвоста, и, судя по реакции местной кошачьей братии, битвы его не были бесславны. Странствующий мимо чёрный кот исключительно наглядно вздрагивает, и припадает на все четыре лапы. И замирает в явном замешательстве. Преодолев себя, курс всё же не меняет — на полусогнутых, с панически-прижатыми ушами осторожно проходит мимо! А все мы активно за него болеем: пройдёт? не пройдёт? Но белый бандюга не раскрывает глаз, и всё обходится мирно… Второй, чёрный, повторяющий траекторию первого, повторяет и его реакцию в точности — вызывая у нас приступ сдавленного смеха. Но этот персонаж, поразмыслив, почитает за благо обойти опасность — по другую сторону забора — так спокойнее... Наше отношение к белому стремительно прогрессирует от брезгливости к удивлённому уважению. И только чистенькая бело-полосатая кошечка бестрепетно шествует мимо дрыхнущего авторитета — демонстрируя не то полнейшее равнодушие, не то уверенность пользующейся особым расположением фаворитки…
     Но основная наша сегодняшняя цель — Васили. Зная, как там красиво на закате, мы отложили поход туда на вечер, в приближение которого не спеша огибаем бухту Предзнаменований, любуясь такими знакомыми, но ненадоедающими видами.
     По синей воде бухты снуют ярко-белые катера, высится украшенная башнями Чембало жёлтая Крепостная гора на фоне лилово-дымчатого мыса Айя. Отчаянные купальщики ныряют с лесенки у белой площадки кафе. За побелённым забором темнеют над водой густые древесные кроны… Усмиряем соблазн свернуть на пляж и гордо проходим мимо — у нас сегодня будут красоты и покрасившее! И совсем скоро — до Василей осталось от силы полчаса хода…

Елена Свиридова и Андрей Илюхин, 14 июня 2012 г.