Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Ещё один вечер

Юльке на память ко дню рождения.

     Не нужно повода, чтобы пойти провожать солнце.
     Как часто, живя рядом с чудным местом, мы не находим времени, чтобы просто выйти из дома — и подарить себе часок-другой радости. Которая потом запомнится, может быть, на всю жизнь… А всего-то и надо — собраться, не упустить шанса, который совсем рядом…

     Мы знали о моле, что защищает от штормов вход в Севастопольскую бухту, давным-давно. Знали, что там разбиваются самые зрелищные штормовые волны, что оттуда можно любоваться самыми чудными закатами и видами на город. И ведь всё время этот мол был перед глазами — то от набережной, то от памятника Штыку и Парусу во время празднования дня ВМФ… Но мы всё никак не могли выкроить ту самую пару вечерних часов. В нашем тесном расписании всегда находилось что-то глобальное и приоритетное… Но прошлым летом мы наконец собрали себя в кулак. И отправились в путь — в обход промзоны, по дороге вдоль Карантинки к бухте Мартынова…
     Солнце опускалось к горизонту, разливая по берегу золотистый свет. Качались на волнах разнообразные морские судёнышки, в окнах здания яхт-клуба горели отблески солнца. В прибрежных камнях скакали с полиэтиленовыми пакетами наперевес ловцы крабов… Мол длинной серой полосой уходил в море. Со стороны города он обрывался вниз, к воде, каменными отмелями. С другой стороны возвышался украшенный графити бетонный бортик. По нему бродили — или сидели на нём — любители закатов, всё больше молодёжь, пили вино, что-то жевали, целовались… За бортиком в море высился титанический хаос бетонных волнорезов, и по их пугающе-высоким серым рогам тоже кто-то скакал, и даже нырял в море…
     Мы брели по молу — сперва по дороге внизу, потом тоже воздвиглись на бортик ограждения. Отсюда вид был ещё масштабнее. Рыжий в закатных лучах город раскинулся перед нами, сияла нарядная набережная, стремительным изгибом вздымались в небо Штык и Парус… По морской воде плясали солнечные блики, на устроенных из собранных в сетки бутылок поплавках качались чайки. В камнях у мола расположились многочисленные рыбаки. Подъехала грузовая машина, и прибывшее семейство извлекло из её недр диван, чтобы тут же расположиться с удочками и комфортом…


     Мы остановились полюбоваться Севастополем — и обнаружили на боку припаркованного фургончика собственные тени, синие и очень художественные. Портрет, написанный невзначай уходящим солнышком…
     Мы сидели на теплом бетоне, разложив вокруг нехитрую снедь, и пили крымское вино, а на горизонте догорал закат. Потом небо прощально вспыхнуло рыжим и розовым — и спустились сумерки, серебристые и ртутные. Пахло прохладно и восхитительно. По небу над городом разливался непередаваемый, щемящий душу сумеречный свет. Город загорался огоньками, мерцал — тонко и воздушно, словно звёзды сквозь тюлевую занавеску. Здесь просто было хорошо — необъяснимо и безгранично. И категорически не хотелось никуда уходить…

     И мы вернулись через год — снова на закате.
     И снова садилось в море рыжее ласковое солнце, и красило дома и берега в праздничный цвет. И снова был щемящий душу полумрак, и убаюкивающая вода, и вино. И огоньки Севастополя — такого далёкого и такого близкого. И были тот же запах — и то же ощущение удивительной правильности и гармонии. Словно мы и не уходили никуда, и не уезжали, и словно бы продолжился всё тот же волшебный вечер.
     На сей раз мы не поленились дойти до конца мола. Бортик изгибался, замыкая дорогу подобием чаши. Борта его делались здесь заметно уже. Стемнело, и море внизу — где-то совсем глубоко под ногами — плескалось почти невидимо. И было немного жутко стоять на тонкой полосе бетона, среди синего полумрака, ветра и неба, и чувствовать в сантиметре от ноги высоченный обрыв. Запах моря и ветра кружил голову, в бархатном небе загорались звёзды. Тёмными силуэтами висели в синем пейзаже припозднившиеся рыбаки…
     Мы допивали вино, сидя на по-прежнему тёплом бетоне, и молча глядели в мерцание уже ночных Севастопольских огней… И знали, что и этот вечер тоже навсегда останется с нами. Вечер, когда мы опять пошли провожать солнце.

Елена Свиридова и Андрей Илюхин (Июнь 2011-2012 гг.)
Tags: Крым, Севастополь, Севастопольские каникулы '2011, Севастопольские каникулы '2012, закат
Subscribe

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Снова осень. Севастопольский пленэр

    Осенью 2020 года в Севастополе состоялся проводимый Арт-отелем «Украина» давно ставший традиционным Севастопольский академический…