Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Призраки Иографа

    Вернувшись накануне поздним вечером с Демирджи, мы устроили себе разгульный ужин с водочкой под пельмешки, да с бычками в томате. А что? В охоточку – и это праздник! Правда, бычки остались недоеденными, и мы решили облагодетельствовать местных котов — избавив себя, тем самым, от проблемы утилизации благоухающей банки. Банку гостеприимно разместили на крыльце у лестницы. И с чувством абсолютного удовлетворения отправились спать. И первым, что мы увидели наутро, высунув носы на улицу — начисто вылизанная банка из-под бычков. Возможно, в эту ночь ялтинские коты сделались к нам немного благосклоннее… Но не погода. Утро выдалось пасмурным, и набережная предоставила нам возможность любоваться украшенным плотными тучами небом. Что ж, тучи так тучи! Нашей решимости подняться наконец на яйлу по так давно манившему хребту Иограф непогода поколебать не могла.

     Мы доехали на автобусе до остановки с полным смутных ностальгических ассоциаций названием «Укрбакалея». И отправились — согласно подробному описанию маршрута от Ирины Яровой — вверх, по разбитой дороге, ведущей через ялтинскую промзону.
     Промзона сулила собак и прочие неприятности, но зато над ней воздвигались в небо массивные горные стены. И словно для усиления эффекта, сквозь тучи выглянуло солнце, превратив пейзаж в одно из тех произведений искусства, соавторами которых часто становятся дождевые тучи и солнечный свет.
     Собаки, увы, к прекрасному были глухи, зато наше общество действовало на них возбуждающе, так что мы поспешили продолжить путь — от греха подальше. Бич крымских путешествий — лающие своры по окраинам населённых пунктов. Описание маршрута рекомендовало обойти потенциально опасные участки через лес, и мы вломились в сосновые дебри, несущие то тут, то там удручающие следы близкого пребывания человека. Помойка на помойке… И доносящийся издали захлёбывающийся злобой лай… Но людское жильё осталось позади, лес встряхнулся, посвежел, и жизнь вновь стала хороша! Лес был прекрасен и безлюден. Нас пригревало радостное солнышко. Впереди было долгожданное путешествие — правда, как всегда через запретительные шлагбаумы… Только раз между деревьями мелькнула человеческая фигура — и тропу пересекла чёрная собака. И мы — на всякий случай — на пару минут затихли… И снова заспешили вверх — даже нагнали шумную группу туристов. Тропа принялась круто забирать вверх, и мы то перегоняли друг друга, то снова встречались. Меж тем на синее небо начала быстро набегать густая серая облачность. Это были уже даже не тучи — от близости к нам они превращались в плотный туман, и туман этот длинными языками опускался на сосны над нашими головами.
     Лес сделался реже. Явно зияли следы большого пожара, и на образовавшихся полянах вперемешку с белыми камнями росли яркий низенький кустарник и живописная трава. Сосны драматичными группами высились на фоне смурнеющего неба. Дорога превратилась в круто карабкающуюся вверх каменистую сыпуху. Мы остановились перевести дух, постояли пару минут — и внезапно обнаружили в нескольких шагах от себя сидящего на камне человека лет семидесяти. Человек расположился на пригорке среди травы и кустов — и завтракал, весело разглядывая нас. Рядом стояла внушительных размеров сумка на колёсиках — путешественник шёл на яйлу собирать травы. Мы пожелали друг другу счастливого пути… А чуть позже на подъёме познакомились и с туристами, которые то отставали от нас, то обгоняли нас, когда мы увлекались фотосъёмкой. Их вёл колоритного вида мужчина — ялтинец, большой любитель Иографа и знаток местных окрестностей. Некоторое время мы шли вместе. Проводник показал нам вид на ущелье — и скалы Кизил-Кая, по которым он намеревался спускать свою группу по окончании маршрута. Скалы нас ужаснули — несмотря на заверения, что спуск по ним вовсе не экстремален. Может, мы и пошли бы с ними, и спустились бы по тем скалам, но очень не хотелось ни от кого зависеть. Нам хотелось при первом знакомстве получше разглядеть и почувствовать насквозь пропитанный сырым туманом Иограф. Поэтому мы решили чуть подняться над тропой к уютному брёвнышку, чтобы пропустить вперёд неожиданных попутчиков, а заодно и пообедать.

Вдали, в дымке, виднеется Ставри-Кая, на которую выводят Боткинская и Штангеевская тропы.

     Солнца к тому времени не осталось и следа, серая облачность опустилась совсем низко, и вид на побережье приобрёл сеневато-дымчатую окраску. Пахло холодным туманом. Вдоль тропы покачивали головками сиреневые крокусы. Тропа траверсила склон вдоль крутых склонов — и уже вступила на территорию давнего пожара. Место было завораживающим и зловещим. Охристо-белые скелеты сосен плавали в наползающем тумане, то выплывая в резкость жутковатой графикой мёртвых ветвей — то снова теряясь в матовой мути. Туман, словно образовавшись удачности момента, плотными языками слизывал действительность, и горный склон на глазах растворялся, наполняясь многообещающей мистичностью. И мы, сперва немного расстроенные предстоящей облачностью, поняли, что нам уготовано жутковатое, но фантастическое и незабываемое зрелище…
     Мы вышли с пожарища, окончательно утонувшего в облаках, в могучий сосновый лес, и туман тёк следом за нами. Мы входили в облака, мир утрачивал резкость, даря вместо неё необычные фотоснимки. Каждый уголок наполнился вдруг многозначительностью, завораживающей печалью и тишиной. Мы словно погружались в безвременье, в какое-то межпространство — и странно было, когда из серого ничто материализовывались вдруг по капризу ветра и тумана неожиданные призраки — то ветка, то ствол, а то вдруг возникал просвет облачного неба над недосягаемыми кронами…
     Тропа петляла серпантином меж сосен и камней, и как над ёжиками в тумане, вставали время от времени над нами могучие древесные исполины — рождающиеся в земле у наших ног и уходящие ветвями куда-то вверх, в молочное небытие — словно молчаливые и величественные порталы… Мимо бодро прогрохотал своей сумкой на колёсах давешний дедушка, потом с криками «Медвежо-о-онок!..» ссыпалась навстречу весёлая компания молодёжи. Не мы одни вспоминали Ёжика… «Чего вы бродите тут, в тумане? — крикнули они нам. — Там, наверху — солнце!»
     Солнце — это здорово! Но нам нравилось ощущать себя ёжиками. Нам нравился туман — сгущающийся, плотный, дарящий то ирреальные фантазии, то внезапно выплывающую из небытия сосновую полянку…
     Наконец мы вышли на узкий хребет, разделяющий две стороны Иографа. И слева было плотное серое море тумана — а справа висела голубоватая сияющая дымка, за которой — совсем рядом — ощущались ясное небо и солнце. И суровыми стражами стояли на этой границе среди белых скал сосны…
     Мы поднимались выше, времени было мало, и следовало бы уже начать спуск — но туман редел на глазах, пробивалось на тропку солнце, и всё вокруг делалось таким новым и радостно-красивым… Тропинка стала аллеей, туннелем, окружённым рыжими соснами и лиловыми кустами, на неё ложились солнечные полосы, по которым медленно перетекал бродячий туман. А над головой уже ярко синело небо, и золотились белые скалы вершин.
     Вот и финишная прямая — последний участок подъёма. И солнце, уже низкое, скрытое от нас предстоящей вершиной, вдруг распростало из-за скалы по туману сияющий веер лучей.
     А когда мы поднялись наконец на плато — внизу открылось облачное море, из которого мы только что вынырнули. Мы стояли на краю огромной каменной чаши, заполненной снежно-белым, волнами перетекающим океаном. В спины нам светило солнце, и на белоснежных облаках внизу сиял круг радужного гало. И тут призрак! Самый настоящий Брокенский призрак! Правда, далеко, и наши тени в центре свечения не разглядеть, но сосну, рядом с которой мы стояли — отчётливо видно!
     И казалось, будто в колыхании этой белой могучей бесконечности пульсирует и дышит сама Вселенная… Время уходило, грозя покарать нас ночным спуском с горы — а мы всё стояли на краю облачного океана, в котором пепельными силуэтами, словно сошедшими с японской гравюры, плавали, то исчезая, то материализуясь, крохотные сосны на каменных мысах… И только далеко-далеко — если уйти на другой край плато — густой синевой темнела у горизонта свободная от облачности полоска моря… Это было, пожалуй, самое величественное зрелище, которое подарила нам осень 2011-го…
     Мы спускались назад в облака, успевшие сделаться окончательно плотными, изнутри они были теперь непроницаемо-серыми, местами с желтизной — а перед глазами всё колыхалось ослепительно-белое солнечное море…
     Мертвенная красота пожарища уже не пугала — мы к ней попривыкли, и поэтому довольно быстро прошли сквозь облачный ковёр, и теперь он висел над нашими головами. Нижняя сторона его была серой и тусклой, и казалась изнанкой давешнего белоснежного великолепия. Облака из тумана снова сделались облаками, а внизу проявились розовые полосы заката над морем. Багряными всполохами покачивались в синем вечернем воздухе листья осенних кустарников.

     Опускались сумерки, следовало спешить — и мы ссыпались каменистой сокращёнкой вниз, в темнеющий заповедный лес… Нам не хотелось повстречаться в ночи с недружелюбными четвероногими, так звонко приветствовавшими нас поутру. А потому, махнув рукой на разумное правило не искать в темноте новых троп, мы принялись забирать вправо, обходя промзону. Лес услужливо подсовывал под ноги всё новые тропинки, то терявшиеся в траве, то заново выныривавшие из тьмы, и шли мы так долго, что принялись уже гадать, насколько далеко от Ялты доведётся выбраться на дорогу. И чудились иногда в темноте знакомые повороты, но вышли мы в совсем незнакомом месте. Улицы, материализовавшиеся из тьмы ночного леса, были круты и почти так же темны, как и сам лес. Но они вели под горку, а значит — к дороге! Вынырнув на трассу на Тимирязева, мы радовались очередному счастливому разрешению ночных горных блужданий. И автобусу, что домчит нас к нашему уютному домику на Чехова…

Ялта, 29 октября 2011 г.
Tags: Иограф, Крым, Осенние походы, Ялта, осень
Subscribe

Posts from This Journal “Осенние походы” Tag

  • Через три горы

    С некоторых пор появилась прям-таки зависть к ялтинцам. Нет, не из-за моря! Вокруг Ялты просто сосредоточенье красот — и дворцы, и парки,…

  • Комбопло. Попытка номер раз

    Вообще-то, мы хотели рассказать по порядку — о том, как на следующий день после Ат-Баша отправились из Васильевки штурмовать в лоб…

  • Одно к одному

    Вечером, возвращаясь домой, испытал некоторое раздражение от шума-гама у своего дома — но шёл с однокашником и в азарте беседы не…

  • Вестерн по-крымски

    Белая Скала долгое время была ещё одним местом-мечтой, у которого очень хотелось очутиться, но непонятно каким образом. И вот наконец —…

  • Демирджи. Путь в закат

    Казалось бы, столько было походов-прогулок на Демирджи — а ведь насколько они все получались разные! То весенние подснежники и прострелы,…

  • Возвращение в Уч-Кош

    Вчера вечером мы были на концерте «Алисы». Вернулись домой на взводе, долго пересматривали записанные на камеру песни, смотрели фотки в Сети…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Осенние походы” Tag

  • Через три горы

    С некоторых пор появилась прям-таки зависть к ялтинцам. Нет, не из-за моря! Вокруг Ялты просто сосредоточенье красот — и дворцы, и парки,…

  • Комбопло. Попытка номер раз

    Вообще-то, мы хотели рассказать по порядку — о том, как на следующий день после Ат-Баша отправились из Васильевки штурмовать в лоб…

  • Одно к одному

    Вечером, возвращаясь домой, испытал некоторое раздражение от шума-гама у своего дома — но шёл с однокашником и в азарте беседы не…

  • Вестерн по-крымски

    Белая Скала долгое время была ещё одним местом-мечтой, у которого очень хотелось очутиться, но непонятно каким образом. И вот наконец —…

  • Демирджи. Путь в закат

    Казалось бы, столько было походов-прогулок на Демирджи — а ведь насколько они все получались разные! То весенние подснежники и прострелы,…

  • Возвращение в Уч-Кош

    Вчера вечером мы были на концерте «Алисы». Вернулись домой на взводе, долго пересматривали записанные на камеру песни, смотрели фотки в Сети…