Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

По святым местам...

     Первое, что мы видим, выходя утром на крыльцо — это новый коктебельский храм. Нижняя его часть ещё в лесах, но уже сверкают купола и сверху нарядно выбелены стены. И когда смотришь на Коктебель сверху или с окрестных улиц — храм сияет праздничным убранством и здорово украшает посёлок. К тому же — служит нам чудесным ориентиром.
     Второе, что мы видим выходя из дому — хозяйские кошки, после утренней прогулки просящиеся назад в тёплый дом. Они избалованы вниманием и заботой, а зори нынче холодны. К тому же дома ждёт вкусный завтрак…
     Однако — не станем отвлекаться на кошек. Сегодня Рождество, а потому хочется рассказать о давешнем нашем визите в Сурб-Хач и дальнейшей чудесной прогулке до Кизилташа...

     5 января 2013 г. С утра небо над Коктебелем разукрашено облаками всех цветов и калибров. Голубое небо ярко сияет меж синим, серым, жёлтым и фиолетовым. Но мы, сцепив зубы, едем в Старый Крым. Потому что на автостанции судьба приготовила нам автобус до Симферополя. И с беспокойством мы смотрим, как смеркается небо за автобусным окном по мере удаления от Коктебеля, и приезжаем уже в полную хмарь, в низкие серые тучи и мелкую снежную мгу… Мы идём от трассы через окраины Старого Крыма к монастырю Сурб-Хач, и холодный ветер носится по пустынным улицам старого города. Остаётся только уповать на то, что путешествие в пасмурный замёрзший лес подарит какие-либо утешительные сюрпризы…
     И сюрпризы были! Пасмурный Сурб-Хач оказался на удивление красив в этой хмари. Волшебными цветами заиграли древние камни храма, хачкаров и родников. У храма — неожиданность! — стояла новогодняя ёлочка, весело поблёскивала шарами и мишурой. В храме было пусто и бесконечно тихо, и лился из окон матовый молочный свет — под стать древним сдержанно-величественным стенам… Мы попили чайку из термоса за монастырским столиком — и углубились в лес по знакомой дороге. Полюбившаяся нам в сказочном осеннем тумане, она и сейчас была прекрасна — глубокий туннель среди замшелых корней и красивых даже среди зимы грабобуков, украшенный рыже-бурой опавшей листвой. Потом на тропе стали попадаться полоски снега. Чем выше мы взбирались, тем снега было больше — он лежал уже кое-где плотными островками, и даже на изумрудных моховых подушках вдоль дороги пепельной вуалью белели снежинки.
     А на ветреной вершине Лысой — о чудо! — лес вдруг засеребрился белой кисеёй инея. Каждая веточка стала словно новогоднее украшение, и вся тропа превратилась в кусочек волшебной, прозрачно-хрустальной сказки… А когда неожиданно стало проглядывать редкое солнце — лес начинал сверкать совсем немыслимыми яркими красками… Поплутав немного у развилки, выбрали дорогу на Френк-Мезер. Увы, панораму на Судакские окрестности частично затянуло дымкой снежных туч — но зато сквозь свинцовые планы ярко золотились полосы облаков над морем. Дул холодный ветер, но мы стояли на склоне с камерами наперевес, ловя меняющиеся света на небе и горах. До заката оставалось ещё два часа — и мы решили вернуться к Туар-Алану. Вдруг, нам покажут фантастический вид на Карадаг и Коктебель? Правда, это означало очередной спуск в ночи с фонариками — но над Коктебелем нам почудились светлые облака, что сулило шанс поймать Зрелище. И мы посчитали, что лучше сделать и жалеть, чем сожалеть о несделанном.
     Мы снова упорно лезли в горку, пыхтя и отдуваясь, вокруг по-прежнему было пасмурно, и висело над головами низкое небо. А потом как-то сразу выглянуло солнце, и небо над деревьями сделалось синим и голубым, и сиреневым в кружеве ветвей, на тропу и склоны легли яркие полосы тёплого света — и весь лес сделался нарядным и праздничным. До чего же радует солнышко, внезапно появившееся в безнадёжно-пасмурный день! Но это были ещё не все сюрпризы. На смотровой Туар-Алана нас ждало настоящее чудо. Редкое зрелище, какое выдаётся только в очень пасмурную погоду. Среди снежных тёмных туч и глубоких теней коктебельская панорама сияла, словно драгоценный камень. Белым мрамором и золотом светились Киик-Атлама и Хамелеон, россыпью перламутра светился Коктебель, окрестные горы и хребты светились нереальным светом. Над всем этим великолепием голубело ясное небо, и расчерчивали его облака самых разных форм, размеров и цветов. Мы отморозили себе руки, бесконечно снимая всё подряд — из этой красоты можно было лепить какие угодно композиции — и совсем незаметно пролетели полчаса. Панорама с движением солнца и туч менялась постоянно — но следовало торопиться, и мы, с трудом оторвавшись от чудного пейзажа, продолжили путь. Чтобы застрять на следующей смотровой. Сияние коктебельской бухты, правда, уже погасло — в удачное время мы ухитрились добраться до Туар-Алана! — зато розовым светилась за Узун-Сыртом Феодосия, и над Судаком из пылающего оранжевого облака изливалось на горы и море медовое сияние. Такое яркое, что больно было глазам. И мы опять снимали, и наспех глотали чай и бутерброды — потому что надоело тащить вхолостую набитый едой тяжёлый рюкзак.
     Мы спускались по тропе к Кизилташу, солнце спряталось за тучи уже окончательно — но тропа всё равно была красива. Во врата меж гигантских камней мы выбрались уже в глубоких сумерках, Краснокаменка переливалась огнями в котловине, а по горам над ней двигалось плотное белое марево. Это было похоже на снег — и оно накрыло нас, когда мы, пройдя территорию монастыря, выбрались к тропе в цивилизацию.
     Мокрые льдинки густо посыпались с неба, расчерчивая косой линейкой лучи фонарей, тропа быстро укрывалась белым — но после монастыря сделалось очень тепло, и снежинки таяли под ногами, превращаясь в воду и скользкую грязь. А окрестные горы утонули в белом мареве. В очках наших плавали капли, преломляя свет фонарей, и белая тропа в двух жёлтых лучах мелькала среди тьмы под ногами… Потом снегопад закончился так же внезапно как начался, и чёрные силуэты гор снова чётко проступили на фоне неба. Мы вышли на дорогу. У остановки автобуса — к нашему удивлению — мигал разноцветными гирляндами в окнах одноэтажный магазинчик. Очень скоро пришёл автобус, и мы радостно впрыгнули в его светлое нутро. Это был телепорт — к Дегустационному залу в Коктебеле, к ужину с «Коктебельским мускатом»… Фактически — к дому, до которого оставалось после ужина минут пять хода, под песню БГ с мобилки, под высыпавшими на небо яркими звёздами. Наступила пора чаепития — и подведения итогов дня. И мы с удовлетворением заключили: мы сделали это! Запланированный маршрут, и даже сверх запланированного, и путешествие получилось чудесным!
     С Рождеством!


Tags: Карадаг, Кизилташ, Коктебельский дневник, Крым, Сурб Хач, Туар-Алан, Френк-Мезер
Subscribe

Posts from This Journal “Коктебельский дневник” Tag

  • Армутлук — зелёный глаз Киммерии

    Однажды зимним утром мы проснулись в Коктебеле, и, собираясь на очередную прогулку, в спешке поделились в Журнале впечатлениями о двух…

  • Тропа по краю

    Не желаем жить по другому, Не желаем жить, эх, по другому. Ходим мы по краю, ходим мы по краю, Ходим мы по краю родному. Юрий Энтин…

  • «Я по берегу залива…»

    Я по берегу залива Ранним утром пробегу, А волна плеснёт ленива И намочит мне ногу. Я песок ногою взрою И оставлю мокрый след,…

  • На странных берегах

    Продолжение. Читать сначала... Гора Джан-Куторан высится аккурат на дороге от Орджоникидзе к Тихой бухте. Чтобы пройти в Коктебель…

  • Новогодний пляж

    Мы приехали в Орджоникидзе ранним-ранним утром. Город ещё дремал, и серые объятия непогоды укрывали его «ветхозаветные» улочки. Здесь…

  • Крайний день

    Вот и настал наш крайний день в Коктебеле… Над Тепсенем взошло жёлто-рыжее солнышко, раскрасило облака в тёплые цвета. Но на белом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Posts from This Journal “Коктебельский дневник” Tag

  • Армутлук — зелёный глаз Киммерии

    Однажды зимним утром мы проснулись в Коктебеле, и, собираясь на очередную прогулку, в спешке поделились в Журнале впечатлениями о двух…

  • Тропа по краю

    Не желаем жить по другому, Не желаем жить, эх, по другому. Ходим мы по краю, ходим мы по краю, Ходим мы по краю родному. Юрий Энтин…

  • «Я по берегу залива…»

    Я по берегу залива Ранним утром пробегу, А волна плеснёт ленива И намочит мне ногу. Я песок ногою взрою И оставлю мокрый след,…

  • На странных берегах

    Продолжение. Читать сначала... Гора Джан-Куторан высится аккурат на дороге от Орджоникидзе к Тихой бухте. Чтобы пройти в Коктебель…

  • Новогодний пляж

    Мы приехали в Орджоникидзе ранним-ранним утром. Город ещё дремал, и серые объятия непогоды укрывали его «ветхозаветные» улочки. Здесь…

  • Крайний день

    Вот и настал наш крайний день в Коктебеле… Над Тепсенем взошло жёлто-рыжее солнышко, раскрасило облака в тёплые цвета. Но на белом…