Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Тропа по краю

Не желаем жить по другому,
Не желаем жить, эх, по другому.
Ходим мы по краю, ходим мы по краю,
Ходим мы по краю родному.

Юрий Энтин

Завершение. Читать сначала...

     В прошлый раз мы остановились на кажущемся неприступным склоне Джан-Куторана, сомневаясь лезть вверх сомнительной тропинкой или же, как советовали нам случайные попутчики, вернуться к нормальной торной тропе. Возвращаться не хотелось. Новое всегда интереснее. К тому же — новые ракурсы! Погода, хоть и пасмурная, в этих местах никогда не разочаровывает. Глаз находит достаточно красок, чтобы разбудить и порадовать воображение. А вот фототехника подводит — то всё синее, то всё рыже-зелёное, а в RAW — всё вообще серое. И, как выяснилось, помним мы окружающий мир совершенно по-разному. Поэтому, при подготовке фотографий пришлось повозиться, что-то переделывая по несколько раз, и не факт, что получилось. Вот и затянулась немного публикация… Но теперь можно наконец в путь!

     Тропка с дикого пляжа провела нас по дуге вверх, в обход пугающих серых осыпей, по кромке одной из которых, между прочим, вилась змейка следов каких-то отважных восходителей. Крутые склоны Джан-Куторана закрыли нас от ветра, и сразу сделалось жарко… Мы поднимались над бухтами, и разворачивалось внизу огромное зеркало моря. Вскоре стало очевидно, что тропа не намерена взбираться на вершину, а просто траверсит склон, направляя путников в Тихую бухту.
     Это была красивая и немного страшноватая дорога. Внизу то и дело раскрывались новые ракурсы побережья с выдающимися в море скальными мысами, и плескались в далёкие берега сине-зелёные волны. А крутой бок Джан-Куторана был весь сплошная осыпь, изъеденная эрозией, и оттого тропа местами выглядела как приникшая к отвесной шиферной крыше змейка. И всё чаще оказывалось, что от тропы остались только намёки, выбитые чьими-то отважными пятками в гладкой глиняной стенке. Тогда мы карабкались по склону вверх, обходя опасные участки — а внизу простирались серые осыпи бэдлендов, громадные и пугающие. Иногда из оврагов со свистом вылетали стайки куропаток, а на глиняных гребнях орали вороны. На одном из обрывов темнела нора — и оставалось только гадать, какой безумный суслик ухитрился угнездиться над пропастью…
    Тропа змеилась и змеилась — со своих склонов Джан-Куторан кажется гораздо величественнее и длиннее, нежели когда идёшь по его хребту. А далеко внизу, в просторной глубине, у мощных стен, по которым бежали такие маленькие мы, открывались всё новые и новые бухты.

  
  
  
     Но любая дорога когда-нибудь заканчивается. И опасная тропа сжалилась наконец, вынырнула в распадок меж холмов. Их бесконечный и ритмичный строй стелился охристым велюром, и как всегда зрелище это было завораживающим и величественным. Разумеется, мы не могли не поддаться соблазну пройти не ложбиной, а тропой по холмам над морем. Здесь тоже оказалось очень красиво — невзирая на плотную облачность. Морская вода переливалась глубоким сине-зелёным, и на её фоне рыжели глинистые склоны и причудливые разломы камней над козырьками обрывов. Берег медленно, но верно осыпается в море – и опять вернулись мысли о том, какие же причудливые процессы сотворили эти изысканные бухты и плавные переливы холмов. Удивительные, ни на что не похожие места…
  
  
  
  
     Тропа спустила нас вниз, к дороге – но Тихая бухта манила, и, несмотря на неотвратимую близость темноты, мы вышли на песчаный берег. И вовремя! Природа благосклонно подарила нам очередной подарок. Густая облачность над Кара-Дагом приоткрылась, и закатный оранжевый свет выплеснулся в небо. Море у Хамелеона ртутно засияло – в сине-зелёной рамке туч и горных силуэтов.
     Это было так неожиданно и красиво, что мы оставили на время наше героическое раздевание — поглощенные нарядностью закатного шоу. А потом — всё ещё в отблесках заката — вошли-таки в море. И уже никуда не спеша, сидели на пустынном берегу в сгущающихся сумерках, пили Коктебельский коньяк и наслаждались шуршанием близких волн. У тёмных зубцов Кара-Дага светила сквозь тучи розовым мистическим светом встающая луна.
     Предстоял ещё путь в посёлок через безлюдные просторы всхолмлённой долины — но путь этот был знаком и не сулил опасностей и сюрпризов. И оказался удивительно коротким — в свете фонарей, превративших окружающий мир в плотную синюю тьму. Уже нельзя было ничем любоваться и нечего снимать — и, увлекшись беседой, мы чуть не пробежали мимо тропы к набережной у домика пограничников…
     Набережная была тиха и по-прежнему безлюдна — но здесь было светло, и мы погасили свои фонари. И с удивлением вспоминали, догуливая по набережной этот удивительно длинный день, о том что отважились-таки наконец на зимнее купание. Тёмные улицы Коктебеля опять накрыли нас ностальгическими воспоминаниями. Пахло совсем не новогодним, свежим и влажным вечером, было прочему-то очень тепло, и редкие рыжие фонари светили на бетонные плиты знакомых до боли улиц. Маленькими аквариумами сияли в ночи витрины знакомых магазинчиков. Мы дошли до Дегустационного зала — и отметили наш первый коктебельский денёк распитием водки — под горяченький борщ. Графинчика под водку не нашлось — и мы попросили подать нам три стакана по 100 грамм. И компот! Вышло наглядно и весело, и мы тут же сотворили из нашего застолья аппетитный натюрморт. И потом, сытые и сонные, отправились осваивать в темноте новую дорогу до нашего нового жилища. Благо — пройти-то надо было всего пару домов… В темноте шелестели камыши — в два человеческих роста. Мы же уже по самые уши погрузились в атмосферу Коктебеля…

     


Tags: Джан-Куторан, Коктебель, Коктебельский дневник, Крым, Орджоникидзе, Тихая бухта
Subscribe

Posts from This Journal “Коктебельский дневник” Tag

  • Армутлук — зелёный глаз Киммерии

    Однажды зимним утром мы проснулись в Коктебеле, и, собираясь на очередную прогулку, в спешке поделились в Журнале впечатлениями о двух…

  • «Я по берегу залива…»

    Я по берегу залива Ранним утром пробегу, А волна плеснёт ленива И намочит мне ногу. Я песок ногою взрою И оставлю мокрый след,…

  • На странных берегах

    Продолжение. Читать сначала... Гора Джан-Куторан высится аккурат на дороге от Орджоникидзе к Тихой бухте. Чтобы пройти в Коктебель…

  • Новогодний пляж

    Мы приехали в Орджоникидзе ранним-ранним утром. Город ещё дремал, и серые объятия непогоды укрывали его «ветхозаветные» улочки. Здесь…

  • Крайний день

    Вот и настал наш крайний день в Коктебеле… Над Тепсенем взошло жёлто-рыжее солнышко, раскрасило облака в тёплые цвета. Но на белом…

  • Вокруг да около

    Как мы не устаём повторять — прелесть Коктебеля в его окрестностях. Прекрасных и ненадоедающих. Не надо куда-то далеко ехать, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Posts from This Journal “Коктебельский дневник” Tag

  • Армутлук — зелёный глаз Киммерии

    Однажды зимним утром мы проснулись в Коктебеле, и, собираясь на очередную прогулку, в спешке поделились в Журнале впечатлениями о двух…

  • «Я по берегу залива…»

    Я по берегу залива Ранним утром пробегу, А волна плеснёт ленива И намочит мне ногу. Я песок ногою взрою И оставлю мокрый след,…

  • На странных берегах

    Продолжение. Читать сначала... Гора Джан-Куторан высится аккурат на дороге от Орджоникидзе к Тихой бухте. Чтобы пройти в Коктебель…

  • Новогодний пляж

    Мы приехали в Орджоникидзе ранним-ранним утром. Город ещё дремал, и серые объятия непогоды укрывали его «ветхозаветные» улочки. Здесь…

  • Крайний день

    Вот и настал наш крайний день в Коктебеле… Над Тепсенем взошло жёлто-рыжее солнышко, раскрасило облака в тёплые цвета. Но на белом…

  • Вокруг да около

    Как мы не устаём повторять — прелесть Коктебеля в его окрестностях. Прекрасных и ненадоедающих. Не надо куда-то далеко ехать, чтобы…