Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

«Минувших дней очарованье». Дюльбер


     Преодолев обычно отпугивающий нас от Южнобережья кошмар бесконечных строек улицы Курортной, где люди не утруждаются даже отвезти мусор от ворот своих домов, мы наконец спустились из Гаспры в Мисхор к воротам санатория «Дюльбер», за неприступной оградой которого спрятался одноимённый дворец… Помнится, когда мы неоднократно ездили между Ялтой и Алупкой — бело-голубые купола утопающего в зелени дворца неизменно притягивали наши взгляды и манили к себе. Оказывается в дворцово-санаторный парк можно попасть не только по санаторной книжке, но и в составе экскурсии — так, по крайней мере, было написано в путеводителе. Ну а мы уговорили охранника пропустить нас без экскурсовода и билетов за какую-то мзду. Правда, именно отсутствие билетов потом немного нервировало — слишком уж мы отличались от обычных курортников, могли и турнуть ненароком. Наверное. Тут ведь, между прочим, когда-то отдыхала партийная элита и даже вождь вьетнамского народа Хо Ши Мин… Но более известен этот мавританский дворец, пожалуй, тем, что здесь в революционные времена прожили несколько месяцев под домашним арестом так называемые «крымские Романовы», о чём хочется рассказать подробнее. Себе на память и всем, кому вдруг не знакомы эти странички богатой истории Крыма.

     Дворец Дюльбер (крымскотатарское слово dulber означает «красивый», «прелестный») был построен в 1895 — 1897 гг. для Великого князя Петра Николаевича, дяди императора Николая II. Он был спроектирован в мавританском стиле по эскизам, сделанным самим великим князем во время путешествий в страны Ближнего Востока и Магриба. Дворец, построенный в романтическом мавританском стиле, представляет собой белоснежное здание с серебристыми куполами, арочными окнами и зубчатыми стенами. Его украшают синий орнамент и цветная мозаика. Благодаря своей белизне дворец отчётливо выделяется на фоне Крымских гор. Вокруг него на нескольких террасах разбит парк, который простирается от главных въездных ворот до самого моря. Его украшают скульптуры, беседки, фонтаны и бассейны с водяными лилиями. Над главным входом во дворец арабской вязью выведена надпись: «Да благословит Аллах вошедшего сюда». Архитектором и руководителем строительства был знаменитый ялтинский архитектор Николай Краснов, позднее, в частности, спроектировавший Ливадийский дворец для семьи императора Николая II и дворец Харакс его двоюродному дяде — Великому князю Георгию Михайловичу.
     Великий князь Пётр Николаевич начал свою военную карьеру в 1884 году, однако через несколько лет у него обнаружили туберкулез и, оставив военную службу, он вынужден был лечиться. Особенно подошёл ему климат Египта, где князь прожил несколько лет и увлёкся архитектурой. Путешествуя по странам Средиземноморья, он делал зарисовки дворца, который мечтал построить в своём крымском имении, расположенном в самом тёплом на Южном берегу месте — курортном посёлке Мисхор, что в переводе с греческого означает «среднее место». Свой будущий дворец Пётр Николаевич видел в духе древних храмовых построек Каира.
    
     В итоге, благодаря тонкому вкусу и зодчего, и заказчика, дворцовый комплекс Дюльбер словно пришёл из сказок Шахерезады. Всё здесь подчеркивает восточный колорит: цветная мозаика, купола, башенки, михрабы, надписи на арабском языке, экзотические веерные пальмы. И всё это утопает в зелени роскошного парка, гулять по которому сплошное удовольствие.
    
     Великий князь в кругу своей семьи каждый год проводил здесь по несколько месяцев. Удивительно, но молчаливый и застенчивый Пётр Николаевич волей истории оказался весьма предусмотрительным человеком. Толстые стены дворца спасли в годы гражданской войны и его семью, и других Романовых, оказавшихся тогда в Крыму. Позже, в эмиграции, Великий князь Александр Михайлович писал: «Я никогда не думал о том, что прекрасная вилла Петра Николаевича имеет так много преимуществ с чисто военной точки зрения. Когда он начал её строить, мы подсмеивались над чрезмерной высотой его стен, и высказывали предположение, что он, вероятно, собирается начать жизнь «Синей бороды». Но наши насмешки не изменили его решения. Он говорил, что никогда нельзя знать, что готовит нам отдаленное будущее».
    Создавая Дюльбер, его строители и заказчик совершенно не предполагали, что в ноябре 1917 года он будет превращён в укреплённую крепость с установленными на крыше пулемётами и охраной из вооружённых матросов.
    
     В период Первой мировой войны Великий князь Пётр Николаевич находился при своем брате Николае Николаевиче, главкоме, в звании генерал-инспектора инженерных войск. После отставки брата он последовал за ним в Тифлис, а оттуда они вместе прибыли в Киев. По приказу Временного Правительства все Романовы из Киева должны были отправиться в Крым. Местный совет одобрил этот план, считая, что «пребывание врагов народа так близко от Германского фронта представляет собой большую опасность для революционной России».
     Так Пётр Николаевич с женой, дочерью черногорского короля, Милицей, с детьми Мариной и Романом, а также младшей дочерью Надеждой и её мужем князем Орловым оказались в Крыму, в своем южнобережном имении Дюльбер. Вместе с ними здесь были и другие представители императорского дома, в том числе вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Всем им удалось избежать смерти. Позднее Великий князь Александр Михайлович писал: «Если бы мои братья Николай, Сергей, Георгий своевременно прибыли к нам в Ай-Тодор, они были бы живы до сегодняшнего дня».
     За жизнь Романовых в Крыму отвечал комиссар Севастопольского совета, матрос Ф.Л.Задорожный, который должен был выполнять распоряжения только центральных советских властей. К концу зимы 1917—1918 годов в связи с началом немецкого наступления на Украину местный Ялтинский совет, в котором были сильны позиции анархистов, принял решение уничтожить всех представителей императорской семьи. Однако, не получив никаких распоряжений из столицы, Задорожный не пожелал подчиниться воле Ялтинского совета и решил воспользоваться архитектурными особенностями Дюльбера, превратив его в настоящую крепость. Под защиту толстых стен и пулемётов были переведены из различных имений все находящиеся в Крыму члены семьи Романовых — Великие князья Александр Михайлович, Николай Николаевич и Пётр Николаевич с семьями, а также вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Зубчатые стены дворца оказались очень удобными для устройства пулемётных гнёзд. Сам Великий князь Александр Михайлович стал правой рукой Ф.Л.Задорожного по разработке мероприятий по обороне дворца. Он, как профессиональный военный, помог оборудовать места для пулемётов и рассчитал секторы огня, помог охране наладить работу прожекторов. Многочисленные налёты вооруженных отрядов анархистски настроенных приверженцев Ялтинского совета так ни разу и не закончились штурмом…
     В апреле 1918 года Ялту оккупировали немецкие войска. Романовым было предложено выехать в Германию, но никто из семьи это предложение не принял. После того как опасность миновала, Мария Фёдоровна переехала в имение великого князя Георгия Михайловича Харакс, где её охранял конвой из белых офицеров, а Великие князья Николай Николаевич и Пётр Николаевич с их семействами остались в Дюльбере. В конце года в Крым прибыл флот союзников. Командующий британским военным флотом адмирал Кэльторп сообщил, что английский король даёт в распоряжение вдовствующей императрице корабль для отъезда в Англию. После расстрела сына и его семьи Марию Фёдоровну в России уже ничего не держало, и она согласилась покинуть Крым при условии, что ей разрешат взять с собой всех друзей, которым угрожает месть большевиков. Её племянник Георг V дал согласие. В конце марта 1919 года в Севастополе бросил якорь британский крейсер «Мальборо», на котором и покинула Родину царская семья, её родственники и друзья.
     Два дня «Мальборо», окружённый эскортом военных кораблей, стоял у берегов Ялты, принимая на борт близких к императорскому дому. 29 марта императрица Мария Фёдоровна и её родственники поднялись на крейсер, офицеры и матросы стояли на палубе «смирно», оказывая им почести, положенные монарху. Стоя на носу крейсера, она смотрела на удаляющийся берег, и по её лицу текли слезы. Прожив в России 51 год, она считала её своей Родиной. И Крым, с которым так много было связано радостных и горьких минут, уходил из её жизни навсегда…
    
     В 1922 году в имении Дюльбер, переименованном в «Красное знамя», была открыта одна из первых советских здравниц, в которой было всего 35 мест, а в 1938 году был построен второй корпус в аналогичном мавританском стиле. Во время Великой Отечественной войны дворцовый комплекс сильно пострадал, но в послевоенные годы был восстановлен немецкими и румынскими военнопленными. Впоследствии в нём отдыхали высокопоставленные функционеры КПСС и коммунистических партий других стран. И не факт, что со временем он вновь не станет элитно-номенклатурным закрытым объектом. Наверное, нам всё же повезло, что удалось немного прикоснуться к его истории…
    
    

    Пройдёмся по парку?
         

    Кстати, на территории парка есть пошаговый геокешерский тайник, который охраняют милые котята. То есть, теперь, наверное, уже матёрые коты!
    

    А ещё говорят, что тут очень хороший пляж... Ввиду октября не проверяли, но верим на слово — место обязывает.



Tags: Дюльбер, Крым, Романовы, Только вёрсты в Крым, Ялта
Subscribe

Posts from This Journal “Только вёрсты в Крым” Tag

  • Только вёрсты в Крым!

    Неожиданно доделался старый долгострой – видеоклип про наше путешествие с друзьями в осенний Крым 2010 г. Последний в тогдашней череде…

  • «Октябрь уж наступил…»

    С годами памятных дат всё больше, и не надо искать их в численнике, чтобы в дневнике родилась новая случайная запись. Вот, например,…

  • «Минувших дней очарованье». Харакс

    Начало: «Минувших дней очарованье». Усадьба Паниной Продолжение: «Минувших дней очарованье». Дюльбер Знакомством с Дюльбером наш…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments