Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

«Рюкзак с собой бери!» (День второй. Суаткан)

     Рассвет был чудесным. Мы проснулись, когда сквозь стенки палатки уже пробивался утренний свет. Выбрались наружу — и ахнули. По водохранилищу в долине растекался длинными светлыми языками восхитительный туман. Он был словно тщательно продуманный узор — не скрывал воды полностью, а тянулся затейливыми полосами и зигзагами, пушистыми и живыми. Серебристо-синяя долина была полна нежного предрассветного мерцания. А над окаймляющими Байдары горами со стороны моря плотными резко очерченными клубами вставала облачная стена. И оранжево-розовым сияло небо над силуэтом Чатыр-Дага. Оттуда, из-за могучей синей спины Шатёр-горы, вот-вот должно было появиться солнце…

     Первые лучи брызнули в пространство — и разбросали рыжие искры по белым камням и по верхушкам пушистой травы. Серебристо-матовое утро озарилось медовым светом, ультрамарином сгустились тени, и резко обозначившаяся граница между владениями солнца и темноты быстро поползла по горам. Солнце побеждало. Загорелись оранжевым вершины гор, мир сделался ярок и красочен. И живой туман продолжал своё неторопливое странствие по Байдарcкой долине — и в конце концов, нагулявшись вволю, принялся словно бы втягиваться в воду водохранилища. Погуляли — и будет, пора домой…
     Вон вдали Мангуп, а справа под каменными «ушками» горы Два татарина прячется водопад Суаткан…
     Мы сидели на нашей полянке у палатки и завтракали, и по пальцам пересчитать в жизни завтраков, проведённых в подобной красоте… Мы доедали спасённые от мышей в палатке консервы — и колбасу (нашедшуюся, к нашему несказанному веселью, в недрах Лениного рюкзака). Когда окончательно настало утро, мы свернули и упаковали палатку. И пока Лена сотворяла импровизированное послание миру у подножия Поклонного креста — Андрей отправился на поиски кэша в камнях у края горы. И ухитрился в ходе поисков повстречаться с внушительных размеров змеем, гревшимся на солнышке. Оба успели обоюдно испугаться, в результате чего змей некоторое время панически метался в поисках путей эвакуации, а потом обнаружил в камнях щель и стремительно в неё втянулся. Лена встречу с рептилией проворонила, зато быстро нашла клад, который мы, правда, уже «брали» года три назад. Теперь наше пребывание на гостеприимной вершине Лысой окончательно себя исчерпало. Мы в последний раз благодарно оглядели приютивший нас роскошный ландшафт — и с лёгким сердцем отправились в путь.
  
     «Всё получается хорошо! Ура!» — мантра в поддержку нашей подруги, которой в те дни предстояла операция...
     Нам предстояла приятная и красивая дорога, и мы шагали грунтовкой в предвкушении и прекрасном настроении. И опять цвела вдоль дороги бирючина, а по ней порхало множество ярких оранжевых бабочек. И самые разные цветы украшали обочины, воздух был ароматным и горячим.
     Мы немного поплутали в поисках тропы к Суаткану — увы, похоже, та просека, что на карте числится тропой, бесследно заросла — и в конце концов мы скатились напрямик через лес, без дорог, просто держась нужного направления. Крутой спуск разрешился наконец долгожданной грунтовкой. Вот и знакомая сенокосная поляна с осинками, на которой ни тропинки, ни окошки в чаще окружающего леса даже не намекают на то, что совсем рядом притаился затерянный мир.
     Здесь было, как и всегда, очень светло и красиво, но немилосердно жарко — настолько, что вспомнилась чуть не спалившая Рэдрика с Арчибальдом «сковорода» из «Пикника». Зато тут пышно цвели самые разнообразные цветы, и в глубинах травы зрела ароматная полевая клубника. Через полянку мы прошли к лесу — там в глубине ущелья еле журчал ручеёк Суаткан — и, перевалив каменный гребешок с видом на горные перспективы, скатились крутой тропой в тёмные дремучие дебри.
     Многие, зная о, мягко говоря, немноговодности здешнего водопада, не включают его в свой маршрут и проходят мимо. Может, и к лучшему — благодаря этому место сохранило свою дикость, тут даже тропы с трудом угадываются. Суаткан — это ещё одно волшебное, удивительное место на карте Крыма. Он поражает, будит воображение. Человек, идущий торной дорогой среди пологих лесистых гор, никак не может ждать, что совсем рядом спрятан подобный пейзаж. С жаркого солнца тропка ныряет в глухую влажную тень, ссыпается всё глубже — и вырастает вдруг над головой отвесная каменная стена. С камней свешиваются лианы и витиевато сплетённые могучие корни, деревья неведомо как висят над обрывом, а стена всё выше, плоская, словно срезанная гигантским ножом. Глубоко ущелье, и когда достигаешь наконец его дна — кажется, будто над головой смыкается купол из каменного обрыва и огромных деревьев, словно растущих всеми вершинами к одному-единственному центру над твоей макушкой. И только кусочек синего неба где-то высоко-высоко, словно со дна глубокого колодца…
     Очень много пространства вокруг, и очень всё близко — в кадр ничего не влазит. Даже с 15-ти миллиметровым «лимом»! Сюда бы фиш-ай… Вообще, место с фотографической точки зрения трудное — показать хочется, а красивые кадры не удаются. Тут необходим штатив, эксповилки… А мы ж ленивые. Поэтому для полноты картины решили показать несколько фотографий трёхлетней давности — тем более, тогда и водопад был чуть многоводнее.
    
    
     Водопад струится тоненькой струйкой по каменной стене — оттуда, с кажущегося далёким верха, где солнце и жара. И влажный камень — зелёный и сиреневый от известковых наслоений, а внизу разбивается вода в крохотных каменных ванночках на спине большого карста, похожего на довольно щурящуюся в струях воды лягушку. И, если не боишься забрызгаться, можно подняться по каменным ступеням и умыться, подставив руки прохладным струям. А если понять голову — можно увидеть, как нависают над ущельем растущие из стены обрыва три карстовые фигуры зелёно-фиолетового цвета, пугающе похожие на три жутковатые головы. И с голов этих стекает быстрыми каплями вода, изваявшая их. Такие вот горгульи Суаткана…
     Мы немного прошлись вдоль бегущего по ущелью ручья и проверили кэш в дупле старого кряжистого дерева-дракона. Следовало продолжать путь, а он предстоял ещё немалый.
     И мы выбрались из дремучего ущелья, и дорога повела дальше, знакомая, очень красивая, то лесная и тенистая, то через полянки, всё разные и непохожие одна на другую, все памятные и нарядные, цветущие ромашками и шалфеем, деревья вдоль полянок были тоже очень разными и живописными… В общем, не дорога была — сплошное счастье.
     Лес стоял высокий, могучий, с просторными просветами между стволами, идти под горку было легко и приятно, и хотелось даже, чтобы эта дорога продолжалась подольше. Но вот лес сделался сосновым, грунтовка — белой от известняка и щебня, обочины усыпались бессчётными шишками. Тут было уже жарко, зато восхитительно пахло прогретой хвоей. И близко уже был Мангуп. А где-то над лесом — там, откуда мы шли — отдалённо и глухо грохотало. Это дождь, благополучно обошедший нас стороной накануне, опять наступал нам на пятки. Но всё ещё светило солнышко, и сквозь сосны показались уже могучие Мангупские стены…
     До чего ж хорош Мангуп! Волшебства этих мест не опишешь словами, не покажешь фотками — это что-то на уровне мурашек, это можно чувствовать, только стоя под (или над!) его просторными обрывами. И вот опять мы вышли из леса на поляну, увенчанную внушительным каменными колоссом, и опять замерли восхищённо. Одно из лучший мгновений путешествия — встреча с Мангупом…
     Просторные поляны цвели всеми возможными цветами, ярко светилась зелень трав и деревьев, белели изгибы дорог и оврагов. А по голубому небу долины бежали белые облака и свинцово-синие тучи. В порывах ветра тревожно трепетали ветви тополей. Пейзаж был прекрасен. Над лесом, из которого мы вышли, висела низкая густая чернота, и грохотала приближающаяся гроза. А мы бесстрашно пытались запечатлеть все эти вибрирующие стихии — и до чего ж это было красиво!..
     Потом белая лента дороги повела нас вдоль цветущих полян. Ровная дорога, без камней и ухабов, мягкая и приятная, из тех, по которым ноги идут сами собой. А мимо плыли цветы: синие, сиреневые, розовые, жёлтые… целые поля цветов у подножия тёмно-зелёных Мангупских стен. Колыхались отцветающие ромашки, кое-где горели алые всполохи маков. Маленькие сосенки росли из цветочного ковра. Однажды встретилась полянка высоких шалфеев, бело-розовых, пышных — они выглядели как гости каких-то иных, экзотических мест. Гром погромыхивал, но мы уже видели: обойдётся. Гроза опять милосердно прошла стороной. И до того было хорошо среди этих полей, лесов и прохладного ветра, что даже подумалось авантюрно: а не остаться ли? Махнуть на Мангуп, расставить опять на ночь палатку…
     Но волшебная белая дорога заканчивалась. Мы приближались к шоссе. Нет, это был вовсе не конец пути! Возвращаться через Терновку нам показалось скучно — хотелось заглянуть в Ходжа-Сала, прогуляться до Залесного… Так что мы присели на минутку отдохнуть перед новым этапом пути. И вперёд — по шоссе!
     Это тоже было здорово. Прохладно, с ветерком, в зелёном лесистом туннеле. А над дорогой плывёт громада Мангупа, и маняще темнеют дебри леса в оврагах у его стен… И — долгожданный Сосновый мыс, поворот к Ходжа-Сала, зелёное озеро… Мы сидели в чайхане над озером, пили холодное пиво и любовались, как играет ветер синими и жёлтыми драпировками под сводами. А за мягкими изгибами ткани колыхались пышные кроны деревьев над озером, и бродили по берегу лошади… Жаль, времени до севастопольского автобуса оставалось совсем немного, так что купание в озере отменилось само собой. Зато как славно было прогуляться любимой тропкой до Залесного! Правда, ромашковые поля были уже скошены, но всё равно эти места были прекрасны. Могучие скалы вдоль дороги, памятное ущелье со спящим Камнеедом, Каралезские сфинксы…
     У магазина в Залесном мы купили черешни, а потом, на обочине — ещё. Так, уплетая на ходу черешню, мы бодренько дошагали до Красного Мака. Можно было, конечно, подъехать, но ножками-то интереснее… Вот и опоздали на пару минут на предпоследний автобус! Но ведь не последний — полчасика можно и подождать — кошку местную остатками колбасы покормить. В Красном Маке наступал очень тихий и спокойный вечер. Над остановкой возвышались крутые склоны, увенчанные каменными башнями причудливых скальных замков. И кто-то, видимо, в древности, оценив особенность ландшафта, выдолбил пещеры в похожем на башню камне. Может быть, это был даже какой-то пещерный храм? Аккурат под ним расположился храм современный. Под его забором плакали невидимые котята — и сосед по останоке вполголоса ругал кошку за наплевательское отношение к потомству. Кошка не слушала и поглощала колбасу, не съеденную мышами Лысой горы… Потом прибыл долгожданный автобус. Для нас, угулявшихся, он стал телепортом — мы продремали всю дорогу и проснулись уже на Северной. Другой мир: море, катер, набережная… Севастополь, который был для нас прошедшей ночью далёкими огнями. И так хорош и полон был этот день, что мы решили отменить вечернее купание на Хрусталке. Жизнь и без того была прекрасна. И мы отправились домой — пить чай в нашей уютной беседке. А назавтра наметили свидание с лавандой
Tags: Крым, Мангуп, Севастопольские каникулы '2013, Суаткан
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments