Андрей Илюхин (crimeaphile) wrote,
Андрей Илюхин
crimeaphile

Categories:

Дача Чехова в Гурзуфе

     Ровно неделю назад Светлана evrica_taurica опубликовала замечательную заметку «О Чехове», сразу же всколыхнувшую воспоминания о нашем прошлогоднем весеннем визите в Гурзуф — захотелось перечитать тогдашнюю запись в дневнике, сделанную «по горячим следам». До чего же было удивительно, как мало фотографий для той записи успелось тогда подготовить в Коктебеле вечером после долгих странствий! Сразу захотелось восполнить это упущение, но — то одно, то другое — не быстро получилось. Решил не добавлять фотографии в старую запись, а показать их в новой заметке. Итак, приглашаем всех на дачу Чехова в весенний Гурзуф — 1 мая 2012 г.

     Двери гурзуфской дачи Чехова, с 1987 г. ставшей филиалом ялтинского музея, открывают за символические двадцать гривен, в которые кроме музея включено ещё и купание на персональном пляжике Антона Павловича. И это ещё не всё — билеты оказались с сюрпризом! Буквально минут через пять изучения семейного фотоархива Чехова нас пригласили прослушать лекцию об истории дачи и тех годах, которые провёл здесь писатель. Если вам представится возможность — ни в коем случае не пропускайте это действо! Так образно, артистично, ярко — с чувством, с толком, с расстановкой — нам ещё ни одну экскурсию не проводили! Автор и исполнитель сего поистине театрального действа (чего только стоит пауза на время наблюдения охоты кошки на «красивую птичку»!) потрясающей харизмы человек, нынешний хранитель дачи — Владимир Иванович Костюченко. В нём действительно можно узреть внешнее сходство с любимым писателем, а главное — в нём есть дух того времени! Будто он прибыл оттуда сюда специально, чтобы мы улыбнулись, вспомнили, задумались... И после такого рассказа грех было ещё раз, но уже более пристрастно, не осмотреть экспозицию мемориального музея. Будете в музее — обязательно поищите этого человека и найдите время его послушать!
     «Я купил кусочек берега с купаньем и с Пушкинской скалой около пристани и парка в Гурзуфе. Принадлежит нам теперь целая бухточка, в которой может стоять лодка или катер. Дом паршивенький, но крытый черепицей, четыре комнаты, большие сени. Одно большое дерево — шелковица. Вчера я был в Гурзуфе, обедал у той очень красивой (такой красивой, что даже страшно) дамы, с которой познакомила нас M-me Бонье. Кучукой продаётся. Для новой дачи понадобятся венские стулья. Бабакай прислал столы и высокие табуреты. Недурно. Лампы не покупай. Я сам привезу её, когда поеду в Москву». (М.П.Чеховой. 15 января 1900 г. Ялта)
     «Из всех русских тёплых мест самое лучшее пока — южный берег Крыма, это несомненно, что бы там ни говорили про кавказскую природу. Я недавно был в Гурзуфе около Пушкинской скалы и залюбовался видом, несмотря на дождь и на то, что виды мне давно надоели. В Крыму уютней и ближе к России. Пусть Варвара Алексеевна продаст или подарит кому-нибудь участок в Туапсе, а я ей найду кусочек пляжа с бухтой, с купаньем в Крыму». (В.М.Соболевскому. 19 января 1900 г. Ялта)
     «Милый Иван, писал ли я тебе, что я купил в Гурзуфе кусочек берега? Мне принадлежит маленькая бухта с прекрасным видом, собственными скалами, купаньем, рыбной ловлей и проч. и проч. Пристань и парк очень близко, 3 минуты ходьбы. Домишка есть, но жалкий, в 3 комнаты; одно дерево. Полагаю, что мы, т. е. я, мать, Маша и все наши крепостные, будем лето проводить в Гурзуфе. Если пожелаешь, то я для тебя найму рядом у татарина комнату или две, только напиши заранее... На новой даче только одно дерево, шелковица, но посадить можно сотню, что я и сделаю». (И.П.Чехову. 7 февраля 1900 г. Ялта)
     «Милая Маша, надо решить, какие починки произвести в Гурзуфе и что сеять и сажать в саду, где разбивать клумбы и проч. и проч., и поэтому приезд твой сюда в апреле был бы весьма нелишним. У меня много семян, но я покупал их без толку, лучше бы ты привезла с собой от Иммера или написала, что выписать из Одессы. Самовар из Кучук-Коя привезли. Шоссе почти кончили, оно лучше, чем я мог ожидать; ворота наши в углу, против лавочки. Дорога широкая. Водопровод действует. Вчера у нас был важный человек, швейцар из Ливадии, дядя Марфуши, приходивший ко мне лечиться. Он по крайней мере раз сто назвал меня вашим превосходительством, так как бабушка его предупредила, что я теперь «енерал», т. е. академик. Сегодня уже нет мороза. Солнце. Отцовский пион принялся и уже всходит. Мать здорова. Всё благополучно. Пароходы приходят уже засветло, дни увеличиваются. Будь здорова». (М.П.Чеховой. 28 февраля 1900 г. Ялта)
     В августе 1900 г., в поисках творческого уединения, А.П.Чехов проведёт тут несколько дней, работая над 1 действием драмы «Три сестры». Почти никто из друзей писателя не знал о существовании гурзуфского домика. При жизни хозяина его посетили только В.Ф.Комиссаржевская и И.А.Бунин. В Гурзуфе Чехов подарил актрисе свою фотографию с надписью: «Вере Фёдоровне Комиссаржевской, 3 августа, в бурный день, когда шумело море, от тихого Антона Чехова». С 1996 г. в одной из комнат дачи демонстрируется мемориальная экспозиция, посвященная А.П.Чехову и О.Л.Книппер, а в другой — литературная экспозиция, посвящённая истории создания пьесы «Три сестры». Представлены фотографии прототипов героев, копии рукописных страниц, первая публикация и первые отдельные издания 1901 г.
     «Милюся моя, отвечаю на вопросы, выпрыгивающие из твоего письма. Я работаю не в Гурзуфе, а в Ялте, и мне жестоко мешают, скверно и подло мешают. Пьеса сидит в голове, уже вылилась, выровнялась и просится на бумагу, но едва я за бумагу, как отворяется дверь и вползает какое-нибудь рыло. Не знаю, что будет, а начало вышло ничего себе, гладенькое, кажется.
     Увидимся ли? Да, увидимся. Когда? В первых числах сентября, по всей вероятности. Я скучаю и злюсь. Денег выходит чертовски много, я разоряюсь, вылетаю в трубу. Сегодня жесточайший ветер, буря, деревья сохнут. Один журавль улетел.
     Да, милая моя актрисуля, с каким чисто телячьим восторгом я пробежался бы теперь в поле, около леса, около речки, около стада. Ведь, смешно сказать, уже два года, как я не видел травы. Дуся моя, скучно!
     Маша уезжает завтра.
     Ну, будь здорова. Алексеевых и m-me Немирович не вижу.
     Твой Antonio.
      Вишневский мне не пишет. Должно быть, сердит. За это я напишу ему плохую роль.
     На конверте: Москва. Её Высокоблагородию Ольге Леонардовне Книппер. Никитские ворота, Мерзляковский пер., д. Мещериновой. (18 августа 1900 г. Ялта)
     «Многоуважаемая Ольга Родионовна, спешу ответить на Вашу телеграмму. В Гурзуфе можно жить, там есть недурная (хотя и дорогая, дороже, чем в Ницце) гостиница, хорошая там природа, но — увы! — скучно там, как в закрытом чугунной доскою котле. Впрочем, можно пожить недолго, а потом переехать куда-нибудь в другое место, потом в третье — этак и лето пройдёт. Пути сообщения здесь хорошие, завелись и дешёвые.
      В Гурзуфе недурное купанье. Там у меня есть дача (стоящая 3 тысячи), так вот там великолепное купанье; и я буду брать с Вас по 5 коп. за всякий раз, как только пожелаете выкупаться.
      Напишите мне поподробнее, что Вам собственно угодно в Гурзуфе, т. е. какая дача, сколько комнат — и я с удовольствием отвечу Вам.
      Нижайший поклон милой дочке Маше. Пусть не шалит, а ведёт себя прилично, иначе папаша рассердится и, пожалуй, возьмется за розги.
      Желаю Вам всего хорошего, крепко жму руку.
      Ваш А. Чехов. (О. Р. Васильевой. 12 марта 1901 г. Ялта)
     «…Я писал о том, что в Гурзуфе можно хорошо поселиться, что там одно только неудобство — это то, что там немножко дорого. Пожалуйста, вытребуйте из Ниццы моё письмо и прочтите или просто садитесь в вагон и поезжайте в Гурзуф.
      Нового много, но только не у нас в Крыму. Когда приедете, расскажу. А пока будьте здоровы и благополучны. Маше поклон и привет.
      Всего Вам хорошего!
      Ваш А. Чехов.
      Когда приедете в Гурзуф, то скажите мне об этом в телефон. Ялта соединена с Гурзуфом; потребуйте соединить с Ялтой, потом потребуйте Чехова, потом звоните… У меня в доме свой телефон. Я ведь важный человек». (О. Р. Васильевой. 20 марта 1901 г. Ялта)
     Кстати, а вам не кажется, что в записках Антон Палыча и Михал Михалыча Жванецкого проскальзывает что-то интонационно похожее? Вообще, читать записные книжки мыслящих людей — весьма занятное времяпровождение!

Я видел свой плохой портрет в безвкусной раме.
Мне доктор сказывал: ежели, говорит, твоя натура выдерживает — пей в свое удовольствие.
Лучше от дураков погибнуть, чем принять от них похвалу.
Снилось мне, будто я был в Индии и будто кто-то из местных князей, владетельных особ, подарил мне слона, даже двух слонов. Я так мучился от слонов, что проснулся.
Как порой невыносимы люди, которые счастливы, которым всё удаётся!
Не так связывают любовь, дружба, уважение, как [не] общая ненависть к чему-нибудь.
Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.
Когда начинают говорить о том, что N. живёт с Z., то мало-помалу создаётся атмосфера, при которой связь N. и Z. становится неизбежной.
Чтобы изучить Ибсена, выучился по-шведски, потратил массу времени, труда и вдруг понял, что Ибсен неважный писатель; и никак не мог понять, что ему теперь делать со шведским языком.
— Вы влюблены? — есть отчасти.
Интеллигенция никуда не годна, потому что много пьет чаю, много говорит, в комнате накурено, пустые бутылки…
Голодная собака верует только в мясо.
Звезды погасли уже давно, но все еще блестят для толпы.
Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла.
Университет развивает все способности, в том числе — глупость.
Как приятно сидеть дома, когда по крыше стучит дождь и когда знаешь, что в доме твоем нет тяжелых скучных людей.
     По завещанию, составленному А.П.Чеховым 3 августа 1901 г., гурзуфская дача перешла его жене О.Л.Книппер, которая ежегодно (за исключением военных лет) проводила лето в Гурзуфе. В гражданскую войну здесь жили артисты «качаловской группы», гастролировавшие по югу России. Соседями О.Л.Книппер в Гурзуфе была семья известных пушкинистов Б.Томашевского и И.Медведевой, рядом приобрел дачу композитор Лев Книппер, автор знаменитой песни «Полюшко-поле». Последний раз О.Л.Книппер приезжала сюда из Москвы в 1953 г. После её смерти домик находился в ведении Дома творчества художников имени К.Коровина…
     Отдел дома-музея А.П.Чехова в Ялте — Дача Чехова — находится по адресу: Большая Ялта, пос.Гурзуф, ул.Чехова,22. Открыта с апреля по ноябрь, выходные дни понедельник, вторник. Тел. 36-30-05.
Tags: Гурзуф, Крым, Чехов
Subscribe

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Затерянный Батилиман

    Настало утро очередного дня отпуска. Снова кошки, снова кормление размороженной рыбой, снова эта умилительная толпа лемуров с…

  • Караньские высоты

    В продолжение сегодняшнего похода наш путь из Флотского лежал на Караньское плато. Тропиночка от сельского кладбища повела вверх,…

  • Бирюзовое сердце

    В качестве первого похода в окрестностях Севастополя мы выбрали посещение Кадыковского карьера, эффектные фотографии которого в 2020…